Главная / Политика / США обсуждают ядерный взрыв над Россией: блеф или план

США обсуждают ядерный взрыв над Россией: блеф или план

Эксперт: «Конгресс отобрал у Трампа политику в отношении Москвы. Кремль оказался к этому не готов».

Что будет, если США собьют над российской территорией корейскую ядерную ракету? Ответов может быть два — смешной: будет «бумс»; и страшный: да ничего не будет. Тем не менее эксперты уже на полном серьезе обсуждают и такую возможность. Отношения между Россией и США напоминают период Карибского кризиса. К концу сентября взаимная пикировка Вашингтона и Москвы переросла в откровенные угрозы и обвинения, а пятница побила все рекорды по агрессивным выпадам. О том, какой развязки стоит ожидать, и есть ли рецепты выхода из непростой ситуации, «МК» спросил у политолога, равноудаленного и одинаково близкого к России и США, президента вашингтонского Центра глобальных интересов Николая ЗЛОБИНА.

США обсуждают ядерный взрыв над Россией: блеф или план

Начнем с хронологии пятничных выпадов. Генерал американских генерал ВВС Лори Робинсон с прямотой, свойственной первой женщине, возглавившей командование противоядерной обороной США, заявила, что корейскую ядерную ракету сбивать будет над Россией — «в зубах российской сети раннего предупреждения». С учетом того, что в США Россию и КНДР считают союзниками, это – прозрачный намек на то, что мы большой ценой заплатим за такое союзничество.

Глава российского МИД Сергей Лавров отметил, что отношения России и США переживают осеннее обострение из-за «аномалии в политическом пространстве США». В вольном переводе с дипломатического на бытовой язык это можно понять, как «они там все с ума посходили».

А заместитель главы МИД по сотрудничеству в борьбе с терроризмом Олег Сыромолотов отметил, что США перестали вести себя как союзник в Сирии. Они явно или тайно поддерживают террористические группировки финансами и оружием.

В медийном пространстве США тем временем усиливается кампания по очернению действий российских ВКС в Сирии, вплоть до оправдания и поддержки действий террористов «против русских».

Впрочем, вменяемые эксперты призывают не поддаваться панике.

— Я думаю, что до тех пор, пока идет ожесточенная пикировка – можно спать относительно спокойно. Перед реальной бурей наступает затишье, а сейчас мы наблюдаем период блефа. Блефуют все и со всех сторон. Значит ничего серьезного не готовится. — сказал «МК» Николай ЗЛОБИН. — Да, все нервничают, все дергаются, но скорее всего — это попытка оказать психологическое воздействие на другую сторону, а не подготовка к каким-то реальным акциям. В политике вообще 90% — это блеф, а в международной — еще больше. Поэтому я бы не драматизировал эту ситуацию, хотя она достаточно тяжелая.

— А зачем нужен такой острый блеф, в котором уже недвусмысленно упоминается ядерный удар?

— Все хотят снять с себя ответственность за любые неожиданности. Вот как раз неожиданность — то, чего нужно бояться. Взять хотя бы компьютерный «глюк», который может всех ввести в заблуждение. Он реален, каждый день есть какая-то доля процента, что чей-то компьютер может «хакнуться» и произойдет что-то нехорошее. А в условиях, когда отношения крайне напряжены, нормального общения нет, доверия нет — быстро разобраться в ошибке электроники обеим сторонам будет сложно.

— Российские политические элиты болели за Трампа перед выборами в США и связывали с ним надежды на улучшение отношений между нашими странами, но стало только хуже. Почему?

— Произошло то, чего в истории США, пожалуй, еще никогда не случалось. Американскую политику в отношении России взял в свои руки Конгресс, отобрав ее у президента. Трамп больше не формирует повестку на этом направлении. А конгресс сегодня еще более антироссийский, чем в советские времена. Не случайно конгрессмены совершенно спокойно приняли закон о врагах США, в котором Россия, Иран и КНДР стоят через запятую. И когда в Кремле поняли, что политику общения с Москвой определяет не Трамп, а Конгресс, то тут выяснилась другая неприятная для России вещь: у нас исторически отношений с Конгрессом нет никаких. Москва никогда с ним не работала, не общалась с конгрессменами, ограничиваясь Белым домом. В итоге сейчас у России нет не только инструментов давления на конгрессменов, но даже каналов коммуникации для общения и согласования позиций. Эту прореху нам нужно срочно залатать. Пока мы этого не сделаем – конгресс будет монопольно определять направление российско-американских отношений.

— А у президента Трампа нет возможности вернуть себе эти рычаги влияния?

— Ему это не очень интересно. У него есть другие проблемы с Конгрессом, более важные для него и для его президентства. Отношения с Москвой, с его точки зрения, не стоят того, чтобы открывать еще один фронт борьбы с собственными конгрессменами.

— Какие рычаги может использовать Россия?

— Существует парламентская дипломатия. Наши депутаты и сенаторы могли бы встречаться с американскими коллегами, как встречаются с европейскими. Но тут есть еще одна проблема. Для того, чтобы такое общение было эффективным, нужно начинать с повышения авторитета наших законодательных институтов. Чтобы наши парламентарии воспринимались на политической арене не в качестве добавки к администрации Путина, а как самостоятельная величина. Реальную пользу могло бы принести прямое общение российских губернаторов с американскими. Но тоже при условии, которое я уже назвал.

— Валдай, на котором будет президент России и американские эксперты, сможет повлиять на нормализацию диалога России и США?

— В этом году – определенно нет. Прорыв в отношениях нужно тщательно готовить, на импровизации это не делается. Если мы прямо сейчас начнем правильно работать с Вашингтоном, то следующий Валдай может в этом отношении стать более эффективным. Ну и одного Валдая мало. Должно быть много площадок, причем не многосторонних, а российско-американских, которые бы работали не от случая к случаю, а с высокой регулярностью.  

Источник

Прокрутить до верха