Notice: Функция remove_custom_image_header с версии 3.4.0 считается устаревшей! Используйте remove_theme_support( 'custom-header' ). in /home/globnew1/public_html/wp-includes/functions.php on line 4435
Меркель делает ставку на страх

Меркель делает ставку на страх

Меркель делает ставку на страх

Германия подводит итоги парламентских выборов. Их главная сенсация — триумфальное появление в парламенте новой партии евроскептиков — "Альтернатива для Германии". Проблемы они вскрывать могут, так что конфигурация усложняется. Кстати, большинство "альтернативщиков" — на востоке страны, то есть на территории экс-ГДР.

Во многих немецких забегаловках есть стол, который никто не занимает, — это Stammtisch. В определенные дни по установленному графику за ним собираются люди с общими интересами: любители рыбалки, выпиливания лобзиком или "Фауста" Гете.

Название своего заведения хозяин просил не упоминать, потому что тут Stammtisch – для "Альтернативы для Германии". И хотя партия в этом округе победила, есть риск того, что придут левые, нарисуют на стенах свастики и побьют стекла. Поэтому просто: где-то в Саксонии.

"Мы должны понимать, что борьба продолжается. Одни выборы прошли, теперь мы должны готовиться к следующим. Нам предстоит такая же тяжёлая работа", — заявил Рене Хайн, представитель партии "Альтернатива для Германии" в Саксонии.

Вообще в Саксонии "Альтернатива" заняла первое место. В четырех из пяти оставшихся восточных землях, за исключением традиционно левацкого Берлина, евроскептики стали вторыми. Скоро немцы отметят годовщину объединения Германии, но и через 27 лет Восток остается Востоком, а Запад — Западом.

Западные немцы жили и продолжают жить слишком хорошо. Они до сих пор не поняли, что социальное государство несовместимо с открытыми границами. Социальное государство не может существовать в условиях, когда ограниченный круг людей платит социальные взносы, а пользуется ими в итоге бесконечное множество людей.

— 27 лет назад именно Саксония сказала: "Мы — один народ". Вы — те самые люди, которые снесли одну стену в Европе, а теперь голосуете за партию, которая хочет строить новые стены. Этого я не могу понять.

— Проблема в том, что к нам направляются не шведы с датчанами, русские тоже не едут, у нас с ними нет никаких проблем. Мы все похожи, есть небольшие отличия, но это всё детали. Сюда преимущественно едут жители арабских и африканских стран, они привыкли к совсем другому образу жизни, чем мы. Они не могут и не хотят интегрироваться. Мы сами ломаем свое общество, — отмечает Рне Хайн.

Понятие "депрессивный регион" относительно — немецкая депрессия на ином фоне выглядит вполне благополучно, но факт: Восток в целом живет победнее Запада. Впрочем, и здесь есть места, которым удалось в жесткой конкуренции отстоять свою экономическую нишу. Например, саксонский Бауцен — горчичная столица Германии. Немцы едят много горчицы, так что здесь все в порядке.

При этом именно в Бауцене правый дрейф немецкого избирателя наиболее очевиден. Прежде партия Меркель здесь никогда не проигрывала. В 2013 году — 45%, в этот раз — только 27. За четыре года из оплота христианских демократов город превратился в опорный пункт "Альтернативы".

В смысле мультикультурализма у Бауцена есть навык: здесь живут германцы и славяне — верхнелужицкие сербы. Конечно, живут они вместе уже полторы тысячи лет, тем не менее, в Германии немного мест, где католики и протестанты ходили бы в один храм. Известный немецкий политолог Вернер Петцельт, считает, что причина протестных настроений, на которых "Альтернатива" набрала здесь рекордные 33%, — в памяти о том, с каким трудом было завоевано нынешнее благосостояние.

"Избиратели "Альтернативы" хотят изменить курс, который они считают ошибочным. В данном регионе за эту партию проголосовало такое большое количество избирателей не потому, что у них плохо идут дела. Саксонцы говорят: нам столько удалось добиться, мы не хотим всё потерять, а с традиционными партиями нас ждёт именно такая развязка", — пояснил Вернер Петцельт.

"Я думаю, это связано с проблемой национальной идентичности, потому что в Западной Германии после 1945 года, можно сказать, все, что было связано с немецкой идентичностью, про это не хотелось даже говорить, и все это сразу относили к экстремистскому правому направлению. А в ГДР у людей остался какой-то патриотизм. Также у них осталось протестное настроение: у многих людей на Востоке есть это чувство, когда надо выйти на улицу, когда надо протестовать против чего-либо", — сказал Антон Фризен, депутат Бундестага от партии "Альтернатива для Германии".

Фризен — один из двух русскоязычных депутатов избранного Буднестага — представляет избирателей "Альтернативы" Тюрингии. Понятно, почему евроскептики прошли в парламент. Другой вопрос — зачем? Что могут эти 12,5% депутатов?

"Во многих пунктах у нас совершенно другие позиции. В миграционной политике, то же самое касается европолитики. Они просто фундаментально другие по сравнению со всеми другими партиями. Это первое, из этого мы, конечно, исходим. Но это не исключает второе. Например, на неформальном уровне стоит поговорить с правым крылом ХДС. И я думаю, что эти связи наладятся, конечно, не сразу, но в течение лет. Может, мы повлияем с нашей позицией на весь политический дискурс в Германии. Думаю, что мы уже влияем и другие партии, в том числе ХДС, будут даже перенимать и перенимают некоторые из наших позиций", — уверен Фризен.

В конце концов именно ультраправым, точнее скорости, с которой они набирали популярность, удалось заставить Меркель, не признавая явно своих ошибок, изменить миграционную политику. Не случись этого, "Альтернатива" могла быть стать и второй силой в Бундестаге вместо социал-демократов. Хотя и ее третье место — катастрофа для канцлера. Приходится считать потери.

"Конечно, мы ожидали лучшего результата. Мы проанализировали поведение наших избирателей и получилось, что 1 миллион 300 тысяч избирателей проголосовали за "Свободную демократическую партию", а почти миллион — за "Альтернативу для Германии", — подчеркнула Меркель.

Да, Меркель удержалась, но христианские демократы набрали на 8,5% меньше, чем на прошлых выборах. А есть еще и вторая неприятность, которая выходит на первый план и состоит она в том, что прежде Меркель мешали только левые, а теперь из-за прихода евроскептиков центр сузился еще заметнее. После отказа социал-демократов, которые потерпели самое унизительное поражение в своей истории, воссоздавать "большую коалицию" у Меркель есть только один вариант: как-то сколотить черно-желто-зеленое правительство со "свободными демократами" и "зелеными". Они, конечно, малые партии, но министерские портфели требуют большие, и торг уже пошел.

"Очевидно, что для формирования коалиций необходим ответственный и компромиссный подход всех партий", — сказала Катрин Геринг-Эккардт, сопредседатель партии "Зеленые".

Свободным демократам придется отдать Министерство иностранных дел, экологи требуют себе Министерство финансов. Проблема в том, что у всех свои взгляды на иностранные дела, тем более на финансы. А еще, конечно, на будущее двигателя внутреннего сгорания. Меркель придется постараться, чтобы примирить радикальные взгляды "зеленых" с не менее радикальной позицией баварских союзников из ХСС, защищающих интересы производителей BMW и Audi.

В общем, по расчетам канцлера, новое правительство Германии должно народиться где-то к Рождеству. Но должно. Этот оптимизм Меркель сейчас в больше степени основан на том, что у всех, с кем она пытается договориться, есть одно общее — общий страх перед "Альтернативой".

Расписаться в неспособности к компромиссу — сейчас для них самое последнее дело. На немецком политическом поле огромные разлом, от которого расходятся мелкие трещины, но только если представить, что это поле заминировано, тогда картина будет полной. В Германии сейчас возможно все, даже повторные выборы.

Источник

Меркель делает ставку на страх