Главная / Общество / Вербовка в террористы приобретает новые формы. Эксперты бьют тревогу

Вербовка в террористы приобретает новые формы. Эксперты бьют тревогу

Вербовка в террористы приобретает новые формы. Эксперты бьют тревогу

С 1 ноября в России вступил в силу закон, обязывающий анонимайзеры и VPN-сервисы не допускать пользователей к заблокированным сайтам. Законодатели считают, что эта мера поможет в борьбе с вербовкой в террористические организации. Об этом и многом другом говорили в пресс-центре «Парламентской газеты» эксперты в области антитеррористической борьбы. Подробности — в материале «ФедералПресс».

Вербовка в террористические организации приобретает новые формы и умело адаптируется к современным реалиям. Противостоять этому призван закон об ужесточении деятельности анонимайзеров. Член Общественной палаты РФ Елена Сутормина рассказала о новых формах активности вербовщиков. В последнее время происходит сращивание терроризма с организованной преступностью.

«Сегодня подписан закон об ужесточении и запрете работы анонимайзеров. В последнее время обострилась проблема вербовки в террористические организации в местах лишения свободы. Происходит сращивание терроризма с организованной преступностью, разрабатываются и активно используются новые методы вербовки в социальных сетях», — заявила Сутормина.

Директор медиагруппы «Апокриф» Мирослав Макстенек считает, что сращивание организованной преступности и терроризма происходит в интересах определенных бизнес-групп.

«Когда мы говорим о сращивании уголовной среды и террора, мы на самом деле говорим именно о бизнес составляющей. Никакая ОПГ не преследует цель просто так сеять страх, всегда речь идет о коммерческих интересах и о том, как монетизировать этот страх. Когда происходит сращивание криминала и террора, происходит миграция террора из политической зоны в зону бизнес войн. Мы различаем понятия террора и диверсии. Как только ОПГ начинает взаимодействовать с террористической организацией в интересах корпорации «Рога и копыта», она начинает применять средства не только идеологического давления, но и методы из области диверсионной деятельности», — отметил Мирослав Макстенек.

В свете последней террористической атаки в Нью-Йорке эксперты рассказали о существовании новой формы терроризма. «Бюджетный террор» набирает популярность у так называемых спящих экстремистских групп, когда в ход идут не взрывчатки и огнестрельное оружие, а холодное оружие или автомобили. В этой связи проявляется иная проблема. Отследить и предотвратить подобные акты становится практически невозможно.

«Здесь возникает та самая проблема, связанная со сменой целевой аудитории вербовщиков. Здесь всплывает малобюджетный террор и мы сталкиваемся с очень неприятной вещью. Дело в том, что малобюджетный террор не ловится», — заявил Макстенек.

Законы по ограничению анонимайзеров в интернете и работа спецслужб в соцсетях могут лишь снизить интенсивность деятельности вербовщиков. Для стран СНГ эта тема приобретает особую актуальность в условиях, когда террористы в Сирии терпят поражение. Выжившие боевики вынуждены возвращаться обратно в свои страны.

«Когда минобороны объявило о том, что 95% территории Сирии освобождено от террористических организаций и их боевых подразделений, то разумеется это очень позитивный сигнал. Но он несет дополнительные последствия. На территории Сирии и Ирака находилось одномоментно около 5 тысяч граждан СНГ. По результатам действий сирийской армии и российских ВКС мы понимаем, что происходит отток выживших боевиков в государства исхода. Эти люди возвращаются в собственные страны. Это не только боевики мужчины, но и их жены и дети», — заявила председатель научно-консультативного совета Антитеррористического центра государств — участников СНГ Марианна Кочубей.

По ее словам, в России тема борьбы с распространением террористических идеологий становится особенно актуальной, когда речь идет о трудовых мигрантах из соседних стран.

«Несколько лет назад было выдвинуто предположение, что вербовки осуществляются в мечетях на территории РФ. Проведенный анализ показал, что это не так. Вербовки в основном осуществляются в местах компактного проживания мигрантов и по месту их работы. Зачастую эти места совпадают, люди живут и работают на одном и том же объекте. Форматы оперативной работы в таких условиях не всегда эффективны. Замороженные ячейки могут быть представлены в мигрантской среде», — считает Кочубей.

Эксперты едины в том мнении, что государству необходимо регулярно проводить мероприятия в молодежной и мигрантской среде по противодействию экстремизму и одними законами ситуацию не исправить. Как уже было сказано, терроризм адаптируется к любым условиям, а вербовщики быстро обучаются новым технологиям.

«Всё плохо. Социальная сеть, как среда коммуникации работает слишком быстро и эффективно для того, чтобы можно было с этим бороться. Бороться с этим можно только одним способом, отменив интернет. А это невозможно. Впрочем, потом необходимо отменить телевидение и газеты для снижения эффективности террора и вообще минимизировать контакты между людьми в социуме. Это также невозможно. Победить нельзя, нужно стараться минимизировать», — заявил Макстенек.

 

 

 

Источник

Прокрутить до верха