Главная / Наука и технологии / Роботы на службе России: эксперт рассказал о будущем искусственного интеллекта

Роботы на службе России: эксперт рассказал о будущем искусственного интеллекта


            Роботы на службе России: эксперт рассказал о будущем искусственного интеллекта

Вооруженные силы России за последние пять лет в 11 раз увеличили количество роботов в своем арсенале, сообщил в ноябре замминистра обороны страны генерал армии Павел Попов. По данным Минобороны РФ, новые робототехнические комплексы уже в полтора раза увеличили эффективность средств разведки и поражения, и теперь разработка и внедрение роботов военного назначения станет одним из важнейших направлений деятельности министерства. Генеральный директор «Корпорации роботов» и руководитель чемпионата по боям роботов Игорь Никитин рассказал Федеральному агентству новостей, кого и как долго нам придется догонять в сфере робототехники, как будут выглядеть войны будущего, и какого российского изобретения в искусственном интеллекте опасается мир.

— Игорь, какие роботы сейчас находятся на вооружении у России? И какие машины сейчас правильно называть роботами, а какие мы так называем ошибочно?

— Стандартного определения робота нет, но специалисты из Южной Кореи считают роботом любой механизм, который отвечает двум критериям — мобильность и автономность. Если вы летите на самолете, это не робот, но если включили автопилот — он стал роботом. Приделайте к смартфону колесики — и будет робот. Или квадрокоптер: если он управляется с пульта, то это просто машина, но если летит по своей программе — уже робот. Здесь грань размытая.

Когда мы говорим о военных боевых роботах, у читателя рисуется образ машины из «Терминатора»: идет что-то сильное на двух ногах, стреляет… Но это все киношная история. Таких роботов делают в большом количестве, но пока скорее для того, чтобы ученые доказали самим себе: они могут создать человекоподобную машину на двух ногах, умеющую выполнять разные задачи. Но с точки зрения военного боевого применения, не совсем понятно, зачем она нужна. Боевые задачи сегодня решаются разными машинами — летающими, ползающими, на колесах, но не андроидами.


            Роботы на службе России: эксперт рассказал о будущем искусственного интеллекта

Управление перспективных исследовательских проектов министерства обороны США (DARPA) устраивает публичные соревнования для команд по созданию роботов. На этих соревнованиях робот проходит полосу препятствий, входит в здание, там выполняет некое задание. В США и Южной Корее сейчас десятки андроидов, их пока учат говорить, ходить, спускаться с лестницы, открывать дверь, ходить по завалам… В России есть антропоморфный робот-спасатель Федор, разработанный по заказу МЧС, — он у нас пока один. До него у нас уже были на вооружении роботы разминирования, разведчики, беспилотники-квадрокоптеры и танки. Реальное количество роботов, к которому мы сегодня должны стремиться, должно измеряться десятками тысяч единиц…

— Столько роботов уже «служит» в других армиях мира, или это прогноз?

— Есть разные прогнозы, но считается, что в обозримом будущем количество роботов превысит количество людей. Если армия состоит из миллиона человек, то столько же должно создаваться роботов. Количество беспилотников, выпускаемых в разных странах, уже исчисляется десятками тысяч. Если у нас не будет столько же на вооружении — мы отстанем.


            Роботы на службе России: эксперт рассказал о будущем искусственного интеллекта

Что касается антропоморфных роботов, то это пока очень дорогие машины, которыми никто не хочет рисковать в бою. Они плохо запасаются энергией, живут в автономном режиме не более часа. Вторая загвоздка на сегодняшний день — недостаточно развитый искусственный интеллект. Робот пока что не способен сам принимать решения, а в большинстве случаев управляется оператором. В будущем они понадобятся в чрезвычайных ситуациях. Чернобыль, «Фукусима» — заслать бы туда роботов, и не пришлось бы жертвовать жизнями людей. На Марс можно послать робота, не подвергая опасности и перегрузкам человека. Но это пока отдаленные перспективы, а более насущным является боевое применение машин.

Чем так выгоден беспилотник? Главный ответ — экипаж. Подготовка хорошего пилота — это миллионы рублей или долларов и годы обучения и оттачивания мастерства. Пилот, который посадил самолет на воды Гудзона, провел в небе 40 лет — только такой мастер смог совершить это чудо. Когда спасали наших пилотов в Сирии, погиб один спецназовец, еще несколько рисковали своими жизнями. С беспилотником мы бы не знали этих проблем.


            Роботы на службе России: эксперт рассказал о будущем искусственного интеллекта

Второй фактор в пользу роботов — это экономия на весе самолета. Жизнеобеспечение пилота занимает чуть ли не тонну от веса машины: это приборы, кресло, система управления, туалет, воздух… Убери все это, и сможешь взять на борт больше оружия. Наконец, беспилотник может дольше находиться в воздухе, в то время как у человека есть ограничения по времени. Кроме того, у пилота есть физические ограничения по ведению боя. Перегрузки за счет скоростей активного маневрирования могут достигать уровня 8g — это предел, после которого человек теряет сознание. Если нет пилота, самолет может маневрировать с еще большей скоростью.

— Использование беспилотных квадрокоптеров уже изменило характер войн?

— В боевых действиях в Донбассе в разведке используется огромное количество квадрокоптеров. Они залетают в зону противника, фотографируют, снимают видео, привязывают все к спутниковой системе. Систем, которые стреляют с квадрокоптера, пока нет, я видел всего несколько фото и видео. Но уже есть квадрокоптеры с диверсионной миссией. К ним можно привязать бомбу до 10 кг, а дальше он, как камикадзе, взрывает танк, мост или другой объект. Гонка вооружений предполагает, что на каждую придумку ищут, что ответить, поэтому уже есть специальные ружья — как из будущего, похожие на бластер или арбалет. Есть система, которая стреляет сетками, есть микроволновое излучение, нарушающее работу коптера, есть ружье с осколочными снарядами и даже лазерные пушки против дронов.


            Роботы на службе России: эксперт рассказал о будущем искусственного интеллекта

— Похоже, война будущего превратится в войну одной армии железяк против другой?

— Безусловно, никто же не хочет умирать и никто не хочет никого убивать. Все войны не про убийство. Все войны про власть, амбиции, доминирование одного правителя над другим, одной страны над другой. Пусть лучше льется машинное масло, чем кровь человека. Все разборки будущего должны проходить на роботах, а людям незачем умирать в войнах, к этому все идет. И так у нас много оружия массового поражения.

— Да, к этому и следующий вопрос: есть ли шанс сократить ядерное оружие, заполнив армию роботами?

— Нет. Ядерное оружие — последний аргумент. Оно есть — тебя не трогают. А если нет — на примере Ирака, Сирии, Югославии, Ливии — мы видим, что тебя можно бомбить и оставаться безнаказанным. Боевое применение ядерного оружия американцы уже всем показали. А современное уже в тысячи раз мощнее: одной бомбой можно уничтожить страну. Что должно произойти, чтоб ты отказался от ядерного оружия? Ничего. Так что все будут его держать у себя. На всякий случай.

У России есть в области ядерного вооружения система искусственного интеллекта «Периметр» или «Мертвая рука», как ее прозвали на Западе. Она способна в автономном режиме с помощью огромного количества датчиков распознать ядерное нападение на Россию. Если по каким-то причинам наше правительство блокировано и в течение заданного времени не поступает никаких сигналов по защите, если штаб не принимает ответное решение и не выходит на связь, система считает, что нас уничтожают, и старым дедовским методом наносит ответный удар.


            Роботы на службе России: эксперт рассказал о будущем искусственного интеллекта

С территории в районе Москвы взлетают ракеты во все концы страны, все ракеты под траекторией их полета получают сигнал, стартуют и наносят удар по стране-агрессору. Это гарантированное уничтожение противника. Или Земли… Пока непонятно, сколько взрывов одновременно может выдержать планета. Сейчас на ней хранится от 10 до 20 тысяч боеголовок.

— Непонятно, чего опасаться больше — ядерного оружия или искусственного интеллекта?

— Миром все больше управляют информационные системы. Нам не нужен фантастический сценарий, где система «Скайнет» осознала саму себя и вышла из повиновения. Любой электронный сбой — и вперед, надо быть к системам очень внимательными. Искусственный интеллект пока обыгрывает людей в шахматы и го, но что будет дальше пока непонятно. Когда ты играешь с компьютером в го, ты играешь с множеством калькуляторов и телефонов — это голый расчет. Но если эта мощная программа начнет шутить, вести себя спонтанно и непредсказуемо, проявлять эмоциональный интеллект — тогда да, будет, чего опасаться. Пока что даже отключения интернета достаточно для катастрофы.

— Сколько времени даете миру на глобальные изменения в робототехнике?

— Если говорить про автомобили, то беспилотники уже сейчас тестируются всеми автоконцернами. Устранят юридические казусы, и их будет огромное количество в течение пяти-десяти лет. В армиях дронов и танков будет все больше, а вот роботам-андроидам нужно еще лет десять. Как мобильный интернет пришел, и мир изменился, так еще десять лет пройдет, и мы снова не узнаем этот мир.


            Роботы на службе России: эксперт рассказал о будущем искусственного интеллекта

— Какой путь предстоит пройти нам — российским инженерам совместно с Минобороны?

— Глобальной госструктуры, которая бы у нас занималась искусственным интеллектом (вроде нового министерства искусственного интеллекта в ОАЭ), пока нет. Но с нашей «Корпорацией роботов» сотрудничает Минобороны РФ, их эксперты наблюдают за новыми машинами и выбирают инженеров, которые смогут поработать на благо родины.

В Москве сейчас создается система для управления беспилотным транспортом, над своими разработками работают Бауманка и МАИ, робототехника нужна в ликвидациях ЧС и во многих других сферах. Наша компания занимается образовательными проектами в робототехнике, наш чемпионат «Бои роботов» — это своеобразная «Формула-1» для оттачивания технологий. У нас много ребят, которые готовы поработать на благо страны, и им важно чувствовать себя востребованными.

И мне очень импонируют изменения в нашей армии последних лет: когда пришел Сергей Шойгу, поменялась система управления, начались активные учения, мы стали тестировать войска, пошли военные конфликты с участием нашей техники — все это идет нам на пользу, мы понимаем, какие нам нужны ракеты, самолеты, корабли, над какими технологиями необходимо работать. У нас нет электронного производства, и нет 20 лет на его развитие, есть всего три года, максимум пять лет, и за это время надо пройти большой путь. Взять несколько направлений, которые нам даются лучше всего, и развивать их. Не только с точки зрения вооружения, но еще и с коммерческой стороны — это будет наиболее устойчивое развитие. Хочется, чтобы в армии было больше роботов, чтобы мы в будущем выясняли отношения на них, а не на людях.

Источник

Прокрутить до верха