Культурный обмен

Проза жизни

Руслан был коренным москвичом и очень этим гордился. Фразу «Понаехали тут!» первым сказал его далекий предок самому Юрию Долгорукому — так гласило семейное предание.

Культурный обмен

Москву он знал как свои пять пальцев, особенно Митино, где работал, и Бутово, где жил. А раз в год он совершал вылазки в центр и Большой театр от Малого отличить мог. Летом, конечно, зимой-то всё одинаковое. Поэтому, получив телеграмму от родственницы из далекого сибирского города, мол, приезжаю такого-то, Руслан взял недельный отпуск, обложился путеводителями и встретил ее во всеоружии. Получив обязательные грибы и ягоды, он поблагодарил и спросил:

— Ну что? Кремль, Красная площадь, парк «Зарядье»?..

— «Снежная королева», «Ашан» и торговый центр на Семеновской, мне его в поезде хвалили, — ответила родственница. — Все остальное я видела, телевизор, слава богу, есть.

Провинция, что с них взять, подумал Руслан. Никакой тяги к истинным ценностям, одни магазины на уме. А вслух сказал:

— Отлично, мне тоже кое-что купить надо, один бы не выбрался. А Москву из машины посмотрим, все равно в пробках стоять.

Через час они тащились по центру столицы.

— В этом доме жил Булгаков, — начал экскурсию Руслан. — Он переживал тогда нелегкие времена, у него не было денег.

— Себе белье в «Ашане» возьму, а Светке на рынке. У нее тоже денег нет, а позакажет… — ответила родственница.

— А в этой церкви венчался со своей Натали Пушкин, — продолжил Руслан.

— У меня Наташка с работы замуж выходит, а на «Пушкинской» в переходе свадебные платья продаются, китайские. Рублей бы за пятьсот купить, она бы потом продала подороже… — оживилась родственница.

— Это гостиница «Космос», — гнул свое Руслан. — Ее построили французы к московской Олимпиаде. Напротив — ВДНХ, ныне ВВЦ.

— Какие французские духи Машка там как-то купила! В розлив, сто рублей за литр, настоящая «Шанель»! — оживилась родственница. — Давай зайдем.

ВВЦ родственницу разочаровал, потому что духи, оказывается, там уже не продавали. Зато обувной центр, расположенный напротив, потряс настолько, что она провела там семь часов. Руслан пытался вытащить ее оттуда, но потом плюнул и сел в кафе неподалеку.

За время, которое родственница провела в Москве, Руслан многому научился. Он мог теперь с закрытыми глазами проехать в секонд-хенд на 3-й Парковой, где по понедельникам огромные скидки. Мог за час перемерить все джинсы на оптовом складе. Мог купить костюм в Чертанове, а туфли — в Медведкове. Знал, что самый дешевый трикотаж продается на Петровско-Разумовской. Он не вспоминал больше про Москву Есенина и Гиляровского, по вечерам перекладывал покупки из пакетов в клетчатые сумки и навсегда запомнил размер груди Вальки из какого-то Елань-Колено. Не все, конечно, проходило гладко — как-то он отстал от родственницы и заблудился на меховой ярмарке, два раза терялся в «Ашане», трижды ночевал в «Меге» и однажды так напился виски на дегустации в «Метро», что пытался угнать оттуда тележку с продуктами и угодил в полицию. Но родственница его находила, кормила «Дошираком» и через магазины распродаж везла домой. А через неделю, уезжая, она взяла с Руслана честное слово — через год к ним, на весь отпуск.

И через год Руслан поехал в далекий сибирский город с ответным визитом. Родственница с мужем встретили его, привезли домой, получили обязательные московские конфеты, поблагодарили и снисходительно спросили:

— Ну что? Драмтеатр, музей Мамина-Сибиряка, зоопарк?

— Настоящая сибирская банька, водка на кедровых орешках и ночные клубы, очень мне их в поезде хвалили, — ответил Руслан. — Всё остальное я видел, Интернет, слава богу, есть.

— Москва, что с них взять, — грустно подумала родственница. — Никакой тяги к истинным ценностям, одни развлечения на уме. Что подумал муж родственницы, неизвестно, но вслух он очень радостно сказал:

— Отлично, мне тоже помыться надо, один бы не выбрался. После баньки и клубы лучше пойдут. А драмтеатр из машины посмотрим, это рядом, и пробок у нас нет.

И, обращаясь к жене, добавил исконно сибирскую фразу:

— Собери нас.

В стародавние времена так говорили женам сибирские мужики перед уходом в тайгу на промысел. Со временем значение фразы изменилось. Неделю родственница собирала своего мужа и Руслана по клубам, и когда наконец собрала, уже женатый на сибирячке Руслан взял с нее честное слово — через год к ним, в Москву, на весь отпуск. Молодая жена, правда, очень неодобрительно на Руслана посмотрела. А на вокзале, дождавшись, пока крепко скроенная супруга занесет в вагон три ящика водки на кедровых орешках, он обреченно-похмельно прошептал:

— Лучше б мы в музей Мамина-Сибиряка сходили…

— Я тоже всю жизнь мечтала в Кремль сходить, — в ответ ехидно прошептала родственница.

И они, как и положено культурным людям, поцеловались.

 

Илья Криштул

 

Осенило

● Получение хорошего образования — не препятствие для плохого воспитания.

● Снисхождение — вежливое унижение.

● Стоящим на коленях не больно падать.

● Упрямство — независимая от ума форма глупости.

 

Александр Смирнов

 

Ведущий рубрики Джангули Гвилава, e-mail: satira@mk.ru

Источник

Культурный обмен