Notice: Функция remove_custom_image_header с версии 3.4.0 считается устаревшей! Используйте remove_theme_support( 'custom-header' ). in /home/globnew1/public_html/wp-includes/functions.php on line 4329
Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

От нее поспешили избавиться.

В «Формуле-1» команды часто продаются, меняют названия и лицензии и регулярно пишут собственную историю заново. Рекордсмен среди современных – «команда из Сильверстоуна», которая сейчас называется «Рейсинг Поинт».

Когда-то она была «Джорданом» – одним из наиболее самобытных и успешных частных коллективов «Ф-1». Но в середине 2000-х владельцу Эдди Джордану пришлось искать покупателя – с тех пор гоночная организация четыре раза сменила имя и собственников, падала на самое дно и становилась лучшей после топов, а по объему безумных историй оставила далеко позади всех остальных участников «Ф-1».

Приключения начались в России.

Русские купили самую бесшабашную команду «Ф-1»

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

С «Джорданом» всегда было весело. Команда побеждала редко, но эпично (Спа-1998, Франция-1999, Бразилия-2003). В ней начинал карьеру Такума Сато – главный крэшер «Формулы-1» до появления Пастора Мальдонадо. Джордан устраивал рок-н-рольные вечеринки, а его рекламные мероприятия пользовались бешеным успехом: в них участвовали полураздетые топ-модели в желтых купальниках и мини-платьях.

Эдди вообще умел в пиар: например, круто обыгрывал название главного спонсора – сигаретного бренда Benson & Hedges – на гонках, где реклама табака была запрещена. На машинах появлялись стилизованные под Benson & Hedges надписи Buzzin Hornets («жужжащие шершни»), Bitten Heroes («покусанные герои»), Better & Harder («лучше и круче»). А в 2002-м «Джордан» провел одну из самых оригинальных презентаций в истории «Ф-1». Мероприятие прошло в ангаре аэропорта, куда прямо в разгар действа прилетел и вкатился самолет нового спонсора DHL, доставивший машину.

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Однако в итоге вечеринку пришлось сворачивать. Повсеместное введение законов о запрете табачной рекламы привело к проблемам с Benson & Hedges. Также поддержку коллектива прекратили мотористы «Хонды», решившие сосредоточиться на сопернике – «БАР». Эдди пришлось нанимать рента-драйверов и закупать средненькие двигатели «Форд-Косуорт», но проблемы это не решило – убытки росли, а результаты падали, и к 2004 году «Джордан» оказался на дне пелотона. Стало ясно: команда с двумя сотнями сотрудников на грани краха, и ее нужно продать.

Джордан долго не мог найти покупателя: слухи связывали с его коллективом бахрейнских инвесторов и даже Романом Абрамовичем. Помог Берни Экклстоун, познакомивший Эдди с другим олигархом российского происхождения Алексом Шнайдером, который перед сезоном-2005 заплатил около 50 млн долларов за проблемную команду.

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Олигарх из Канады

Александр Шнайдер родился в Ленинграде в 1968 году, но уже в шесть лет вместе с семьей репатриировался в Израиль, а еще через 10 – эмигрировал в Канаду. Его родители открыли магазинчик в русском квартале Торонто, а сам Алекс окончил Йоркский университет и начал заниматься бизнесом.

В 1994 году Шнайдер познакомился с украинским предпринимателем Эдуардом Шифриным. Вместе они основали компанию «Мидленд Ресурсез», которая вскоре превратилась в транснациональный холдинг «Мидленд Групп». Деятельность заключалась в покупке российского угля, который передавался украинским сталелитейным компаниям, взамен поставлявшим готовую сталь. Бизнес шел настолько хорошо, что к 2001 году «Мидленд» стал собственником нескольких металлургических заводов (в основном на территории бывшего СССР). Также компания занималась недвижимостью, сельским хозяйством, пищевой промышленностью, энергетикой, судоходством. Состояние Шнайдера к 2005 году некоторые источники оценивали в 4 миллиарда долларов.

Поначалу в «Мидленде» подумывали создать собственную команду с нуля, но Экклстоун объяснил Шнайдеру, что в его же интересах купить уже готовый коллектив. Алекс собирался прийти в «Ф-1» еще раньше и рассматривал «Минарди» и «Ягуар» – но первая не устроила его слабой инфраструктурой, а вторая в итоге досталась «Ред Булл». Получилось лишь через год. Шнайдер декларировал намерения продвигать «Мидленд» через «Формулу-1», ориентируясь на казавшийся перспективным в те годы российский рынок.

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Алекс Шнайдер и Колин Коллес

Вот что говорил управляющий партнер «Мидленд Ф1» по России Александр Радунский: «Мы рассматриваем «Формулу-1» как способ привлечения иностранных компаний к работе в России. У меня как у человека, давно уже работающего на российском рынке, равно как и у «Мидленд Групп», есть масса связей здесь, есть что предложить потенциальным партнерам. Так что создание команды – это, скажем так, two way business, способ укрепить позиции как в России, так и за ее пределами».

Сам Шнайдер утверждал, что хочет «предложить машину как маркетинговый инструмент западным компаниям, желающим пробиться на восточный рынок или восточным компаниям, например, русским, желающим пробиться на западный рынок». Иными словами, Алекс видел в российском рынке уйму возможностей для рекламы через «Формулу-1» – ведь до «Мидленда» с Россией главную серию мира почти ничего не связывало.

А еще он обещал построить хорошую машину к 2006 году, закрепиться в середняках и привести в «Формулу-1» русского гонщика. Бюджет новой команды планировался на уровне 150 миллионов долларов в год.

В команде работал Борис Ельцин-младший

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Да, все правильно – маркетинговым директором команды стал внук первого президента России – Борис Ельцин-младший. Он вел и продолжает вести образ жизни тру-плейбоя: ночные клубы, яхты, тусовки и светские мероприятия. Девушек Борис менял как шины на пит-стопах «Ф-1».

В 2005-м у 24-летнего Ельцина-младшего не было даже высшего образования: он учился в МГИМО, переводился в МГУ и Брауновский университет США, но ни один вуз так и не окончил. Однако занять ответственную должность в команде «Ф-1» ему это не помешало.

«Борис Ельцин-младший просто по складу своего характера, по способностям – человек, который подходит для этой работы. К тому же ему это интересно. Борис Ельцин – это бренд, от этого никуда не уйдешь. Потенциал, заложенный в нем, надо использовать. Что до функций, которые будут возложены на Ельцина-младшего, то они заключаются в работе со спонсорами, особенно западными и организации промоушн-акций», – заявил тогда Радунский.

Если что, сейчас у Бориса тоже все хорошо. Чем он занимается – не особо понятно: СМИ регулярно сообщают то о продюсировании голливудского кино (его компания Timedale Entertainment основана в 2013-м, но ни одного фильма еще не выпустила), то о строительстве горнолыжного курорта в Подмосковье (компания в стадии ликвидации), то о приходе в ресторанный бизнес. Но, судя по его инстаграму, жизнь у Ельцина-младшего однозначно удалась.

Первая презентация команды – развесистая клюква

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

На сезон-2005 Шнайдер решил оставить название «Джордан», а гонялась команда под британской лицензией. Но презентация новой машины прошла уже в России. Алекс мечтал провести ее на Красной площади, а в прессе обещали присутствие на мероприятии тысяч зрителей, а также президента Владимира Путина и мэра столицы Юрия Лужкова.

Ни с первыми лицами, ни с толпами зрителей не сложилось – только с Красной площадью. Происходящее напоминало какой-то клюквенный фильм вроде «Красной жары». Желтая EJ15 в снегу на фоне собора Василия Блаженного. Люди в шапках-ушанках вокруг. Государственный академический хор песни и пляски МВД России, исполняющий «Славься, славься, русский царь». Ничего похожего в «Формуле-1» не было ни до, ни после.

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Пилоты – португальский кот в мешке и индийский «огурец»

Состав пилотов команды полностью обновился – умный и аккуратный Ник Хайдфельд ушел в «Уильямс», а молодой и быстрый Тимо Глок – в GP2. В Москву приехала вся четверка пилотов «Джордана» на сезон-2005. Тестерами команды оказались Роберт Дорнбос и Роман Русинов, ставший вторым русским тест-пилотом «Формулы-1» после колоритного Сергея Злобина.

А боевыми гонщиками – португалец Тьягу Монтейру, в 28 лет выигравший молодежную Мировую серию «Ниссан», и Нараин Картикеян – самый быстрый индиец в мире. Это цитата с его официального сайта, если что. Впрочем, взяли его в «Ф-1» не за это, а за мощную спонсорскую поддержку от индийского автогиганта Tata. Нараин вылетел из «Ф-1» через год, зато спустя пять лет вернулся и стал мемом – после эпичного столкновения на Гран-при Малайзии-2012 Себастьян Феттель окрестил его «овощем на трассе» и «огурцом». Таким Картикеяна все и запомнили.

Сезон-2005 – полный провал

Беды на самом деле ничто не предвещало: новым владельцам досталась команда с хорошей инфраструктурой и опытным персоналом. Паршивые моторы «Форд» ушли в прошлое – новым мотористом «Джордана» стала «Тойота». Возглавил коллектив опытный Колин Коллес, главным инженером работал Майк Смит, а спортивным директором стал один из лучших менеджеров «Формулы-3» Тревор Карлин.

Построенная Джоном Маккуиллиамом машина оказалась очень надежной – Монтейру увидел клетчатый флаг во всех гонках и установил рекорд «Формулы-1» по наибольшему количеству финишей в сезоне. А вот в плане скорости EJ15 стала полным «ведром». «Джордан» мог соперничать только с вечным аутсайдером «Минарди» и даже не мечтал об очках. Ситуацию усугублял Картикеян, который время от времени весело «крэшил» и не соответствовал даже невысокому уровню Монтейру. Карлин и Смит все поняли уже к середине сезона и покинули коллектив, а в СМИ впервые появились слухи о возможной перепродаже «Джордана».

При этом удалось зацепить подиум

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Это произошло на Гран-при США, вошедшему в историю благодаря знаменитому шинному скандалу. Тогда «Мишлен» привезла на этап бракованные шины, которые не выдерживали нагрузок в одном из поворотов трассы в Индианаполисе. Компания пыталась решить этот вопрос, но не договорилась с ФИА и в итоге запретила своим клиентам (7 из 10 команд) выступать в гонке по соображениям безопасности. На стартовой решетке остались только клиенты конкурентов из «Бриджстоуна» – «Феррари», «Минарди» и «Джордан».

Фаны на трибунах не могли поверить своим глазам: гонка в один момент превратилась в фарс. Под свист и улюлюканье Михаэль Шумахер и Рубенс Баррикелло взяли «дубль», а третьим финишировал Монтейру. Если Шумахер и Баррикелло ушли с подиума, едва получив трофеи, то Тьягу еще долго праздновал успех. Картикеян тогда ничего не разбил и финишировал четвертым.

Кроме той гонки «Джордану» лишь раз удалось набрать очки: на Гран-при Бельгии Монтейру каким-то чудом удалось приехать восьмым. То очко команда праздновала больше, чем сомнительный подиум в США. Как и в два предыдущих сезона, по итогам чемпионата команда стала девятой.

В 2006-м команда официально стала российской. Не помогло

Перед сезоном-2006 Шнайдер наконец переименовал «Джордан» в «Мидленд» и получил лицензию от Российской автомобильной федерации. «Когда мы выиграем, будет звучать гимн России», – вещал Алекс.

Ливрею тоже обновили – желтая раскраска сменилась на серо-красно-белые цвета. Все ждали, что теперь-то Роман Русинов получит место боевого пилота, который дебютировал за рулем машины «Ф-1» на тестах. Однако вместо Картикеяна боссы неожиданно выбрали голландца Кристиана Альберса.

«Сезон будет очень непредсказуемым из-за смены моторов V10 на V8. Мы рассчитываем на борьбу с такими командами, как «Ред Булл» и «БМВ-Заубер». Но главная наша цель на этот сезон – утвердиться в середине пелотона», – заявлял Шнайдер.

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Предполагалось, что машину для русской команды построит итальянская компания «Даллара», но из-за разногласий по деньгам соглашение расторгли. Все бы ничего, но это произошло в январе – почти перед стартом предсезонных тестов. «Мидленду» пришлось спешно строить машину вокруг прошлогоднего шасси. Делать это пришлось Джеймсу Ки – одному из лучших инженеров современной «Ф-1». Тогда же его только назначили на пост технического директора. И разумеется, сделать из ведра с гайками приличную машину у него не вышло.

С первых гонок стало ясно, что единственным конкурентом «Мидленда» станет новая команда «Супер Агури» – остальные были в другой лиге. Машина MF1 скользила в каждом повороте, пилоты ругались то на избыточную, то на недостаточную поворачиваемость. Гонщики не тащили: от прежней стабильности Монтейру не осталось и следа, Альберс ехал лучше, но до очков дотянуться не мог. В Монреале пилоты «Мидленда» умудрились столкнуться, а на «Хоккенхаймринге» команда схватила дисквалификацию за нелегальную аэродинамику.  

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Если в 2005-м у команды была фартовая гонка в США, то сезон-2006 стал сплошным беспросветным унынием – «Мидленд» не набрал ни одного очка.

Шнайдер все понял еще до конца сезона

«Мы ведем переговоры с рядом крупных российских компаний, способных реально поддержать наш проект. Но все не так просто. Даже на Западе на заключение серьезного спонсорского контракта порой уходит по нескольку лет. Но давайте дождемся первой гонки в Бахрейне, где мы впервые выйдем на старт как полноценная российская команда», – оптимистично говорил Шнайдер в марте 2006-го.

Но ни смена названия, ни триколор на борту, ни контракт с Русиновым российский бизнес не привлекли. В СМИ поползли слухи о финансовом кризисе в «Мидленде», который в коллективе поначалу опровергали. Кроме финансовых проблем свою роль сыграло решение ФИА о создании Комиссии «Ф-1» (предшественнице нынешней Стратегической группы), куда вошло всего шесть из 12 команд серии. «Мидленд», разумеется, не взяли. По слухам, Шнайдера это задело: бизнесмен не раз говорил, что рассчитывает на изменения к лучшему в бизнес-модели «Ф-1» 2008 года, когда в серии должен был начать действовать новый Договор согласия.

Шнайдер переоценил значение «Формулы-1» для России: она не дает таких политических и маркетинговых преимуществ, как футбол. А те компании, которые в «Ф-1» все же заинтересованы, команда под российским флагом не особо нужна: ранее это доказали МТС (три года спонсировавшая «Заубер»), позднее – «Мегафон» («Рено»), «Лаборатория Касперского» («Феррари), «Акронис» («Торо Россо», «Уильямс», «Рейсинг Пойнт»). Тем более что с Россией «Мидленд», по сути, связывали только лицензия РАФ, официальное представительство в Москве и корни владельца.

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Партнеров в России Алекс так и не нашел, при этом сам успел влить в команду около 200 млн долларов за полтора сезона.  «Мне приходится вкладывать в команду собственные деньги, причем в таких объемах, что если бы «Мидленд» была открытым акционерным обществом, совет директоров давно бы отстранил меня от дел», – признавался Шнайдер еще в 2005-м. В итоге Алекс решил не ждать, пока «Формула-1» сделает миллионера из миллиардера и начал искать покупателя.

Русская команда превратилась в голландскую. Все стало еще хуже

Переговоры о продаже шли несколько месяцев, и завершились перед Гран-при Италии-2006 – Шнайдер скинул команду голландскому консорциуму инвесторов, главную роль в которой играли бизнесмен Михель Мол и автопроизводитель Spyker Cars. Сумма сделки составила 106,6 миллиона долларов.

Новые владельцы назвали команду «Спайкером», назначили Майка Гаскойна техническим директором, сменили моторы с «Тойоты» на «Феррари» и перекрасили машины в оранжевый цвет. Результат – все стало еще хуже, чем во времена Шнайдера.

Машина была настолько плоха, что голландцам пришлось срочно готовить шасси версии «Б». Пилоты творили невесть что: например, во время пит-стопа на Гран-при Франции Альберс не обратил внимание на опущенный леденец и уехал с заправочным шлангом. Ники Лауда тогда заявил, что это самая глупая ошибка в истории «Ф-1». Кристиана уволили еще по ходу сезона. А его сменщик Сакон Ямамото лишь в одной гонке финишировал не последним.

Перед приходом Ямамото одну гонку Альберса заменял Маркус Винкельхок – и тот Гран-при Европы на «Нюрбургринге» стал самой яркой страницей в короткой истории «Спайкера». Винкельхок стартовал последним, но за пару кругов вышел на первое место с гигантским отрывом – он единственным угадал с шинами (поставил дождевые), так как уже на первом круге на трассу обрушился ливень. Увы, после массовых вылетов уже на четвертом круге гонку прервали, а на рестарте Маркус пропускал соперников одного за другим, а затем сошел из-за отказа гидравлики.

За сезон команда заработала всего одно очко усилиями новичка Адриана Сутиля и не стала последней только благодаря дисквалификации «Макларена» из Кубка конструкторов. При этом казалось, что провальные результаты «Спайкер» не сильно заботят: боссы устраивали кучу рекламных мероприятий, роуд-шоу и даже соревнование с истребителем. Но в итоге их не хватило даже на год: уже в октябре стало известно о новой продаже команды – на этот раз индийскому бизнесмену Виджаю Маллье.

С Малльей команда поднялась. Но веселой быть не перестала

Фигура эксцентричного Малльи доверия не вызывала – от команды ждали продолжения бедлама и новых провалов. Но вышло иначе: Виджай оказался вполне грамотным управленцем и сумел довольно быстро привести дела в порядок несколькими верными шагами: нанял хороших пилотов Сутиля и Джанкарло Физикеллу, уволил Коллеса, договорился о сотрудничестве с «Макларен-Мерседес».

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Уже в 2009 году «Форс-Индия» едва не выиграла гонку: Кими Райкконена в Бельгии спасло лишь наличие KERS на его «Феррари», который не давал Физико догнать его на прямых. В итоге Джанкарло стал вторым и принес команде первые очки в ее истории. С 2010-го «Форс-Индия» превратилась в крепкого середняка: за победы команда больше не сражалась, зато набор очков стал привычным делом. А в 2014-м в ней появился Серхио Перес, обладающий уникальным скиллом удачно цеплять подиумы на совершенно не заслуживающей того машине.

Правда, дикие истории все равно продолжили преследовать команду. После Гран-при Китая-2011 Сутиль сцепился с совладельцем «Лотус-Рено» Эриком Люксом в ночном клубе: бросил в того бокал из-под шампанского, который разбился и вонзился бизнесмену в шею. Тот подал в суд, закончившийся для Адриана 18 месяцами тюрьмы условно и пропущенным сезоном-2012.

Тема проблем с законом сопровождала «Форс-Индию» и после. В 2014-м один из двух совладельцев коллектива Субрата Рой присел в тюрьму по делу о мошенничестве на сумму 2,3 миллиарда долларов. До второго – Виджая Малльи – индийское правосудие пытается добраться уже несколько лет. Его обвиняют в мошенничестве и присвоении многомиллиардного кредита. Живущего в Великобритании Маллью уже несколько раз собирались экстрадировать, но он до сих пор на плаву и похоже, с индийской тюрьмой так и не познакомится.

Из-за его финансовых проблем «Форс-Индия» накопила уйму долгов, которые в итоге привели команду к критической точке – введению внешнего управления и продаже в руки Лоренса Стролла, переименовавшего ее в «Рейсинг Поинт». И что-то подсказывает, что безумные истории с ней вряд ли закончатся.  

Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной

Источник

 
 
Болид на Красной площади, случайный подиум и внук Ельцина. Первая российская команда «Ф-1» была очень странной