В бундеслигу вышел непопсовый «Унион»: его болельщики сами перестроили стадион и сдавали кровь, чтобы спасти клуб от банкротства

Ждем дерби с «Гертой».

Об экзотическом берлинском клубе, который на прошлой неделе впервые вышел в бундеслигу, вы, скорее всего, слышали хотя бы одну из следующих историй:

– Его болельщики принесли диваны на стадион во время ЧМ-2014, чтобы смотреть там матчи.

– Его болельщики ежегодно собираются на том же стадионе перед Рождеством, чтобы вместе несколько часов петь рождественские песни при свечах. 

– Его болельщики сами реконструировали стадион, чтобы спасти клуб от отзыва лицензии. В 2008-м две тысячи болельщиков больше года ходили после (и вместо) работы на стройку, чтобы приводить в порядок рассыпавшиеся трибуны и установить над ними крышу.

– Его болельщики сдавали кровь, чтобы погасить долги клуба и спасти его от банкротства. В 2004-м в бюджете «Униона» образовалась дыра в 1,5 миллиона евро, и для спасения клуба болельщики устроили несколько акций, в числе которых было донорство – по 10 евро каждый раз шло на счет клуба. 

Такой тесной связи между клубом и болельщиками, как в «Унионе», кажется, нет больше нигде. Даже по меркам Германии, где никого не удивить хорошей посещаемостью и активным участием фанов в жизни клуба, берлинцы – особенные. 

В бундеслигу вышел непопсовый «Унион»: его болельщики сами перестроили стадион и сдавали кровь, чтобы спасти клуб от банкротства

Список этих трогательных сюжетов можно продолжать бесконечно. Например, клубный стадион «Ан дер Альтен Ферстерай» вмещает почти 22 тысячи зрителей, при этом больше 18 тысяч – это стоячие места. Трибуна с привычными сидениями на нем только одна, остальные три выглядят как ультрас-сектора, что создает неповторимую атмосферу. Гимн клуба поет немецкая панк-дива Нина Хаген.

На матчах «Униона» невозможно представить свист или ругань в адрес собственных футболистов – здесь так не принято. Зато можно увидеть растяжку «Вот черт, мы поднимаемся дивизионом выше» – то есть фанаты не уверены, хорошо ли это. Каждого игрока «Униона», объявленного диктором, стадион встречает фразой «Бог футбола!» – и в этом столько же любви к команде, сколько и самоиронии. 

Клуб отдавал свои помещения, чтобы разместить беженцев во время их наплыва в Германию в 2015-м, отказывался от титульного спонсора, чей директор оказался сотрудником Штази, и выносил на публичное обсуждение свой план реформ немецкого футбола (довольно консервативный, но ориентированный на болельщиков). 

Исторический выход в топ-дивизион «Унион» тоже отметил ярко: официальный твиттер клуба матерился от радости, пресс-атташе Кристиан Арбайт прямо на стадионе сбрил свои рокерские волосы, а президент клуба Дирк Цинглер встретил финальный свисток понедельничного матча со «Штутгартом»… в туалете. Потому что приспичило.

В бундеслигу вышел непопсовый «Унион»: его болельщики сами перестроили стадион и сдавали кровь, чтобы спасти клуб от банкротства

А, я понял: это что-то типа «Санкт-Паули»?

Нет. Хотя «Унион» издалека чем-то напоминает клуб из Гамбурга с его левацкой антифа-субкультурой, они очень разные. 

Фан-культура «Санкт-Паули» сложилась как радикальный протест против буржуазного мейнстрима ФРГ. Фан-культура «Униона» родилась из тихого фрондерства в условиях тоталитарного мейнстрима ГДР и выживания на грани в 1990-2000-е. Разница между ними – примерно такая же, как между террористами Rote Armee Fraktion и советскими диссидентами. «Санкт-Паули» радикален и намеренно политизирован – «Унион» подчеркнуто инклюзивен и отстранен от политики. На трибунах «Ан дер Альтен Ферстерай» все равны: панки и рабочие, белые воротнички и частные предприниматели (главное, чтобы не неонацисты). 

Сложившаяся вокруг «Униона» система ценностей куда больше про альтернативное видение футбола, который отказывается быть продуктом на рынке. Это про комьюнити, чувство локтя, самопожертвование ради коллективного блага и живущую несмотря ни на что надежду, которая держится на базовом принципе: не важно, в каком дивизионе вы играете, важно сохранить достоинство и человеческое тепло. 

В бундеслигу вышел непопсовый «Унион»: его болельщики сами перестроили стадион и сдавали кровь, чтобы спасти клуб от банкротства

Если это социализм, то только в смысле коллективного несогласия быть похожими на циничный окружающий мир. По сути же «Унион» – это ‘against modern football’ здорового человека, родившийся не из желания вернуться в прошлое, а из желания сохранить гуманистические ценности, которые порой не выдерживают натиска рыночной экономики. 

И откуда это все взялось?

Во времена ГДР «Унион» оказался в роли непривилегированного младшего брата в тени берлинского «Динамо». Руководство ГДР и службы безопасности Штази не стеснялись всячески помогать ведомственным любимчикам. Благодаря этому они десять раз подряд выиграли чемпионство, и ассоциация «Динамо» равно режим» прочно закрепилась в головах берлинцев. 

На «Унион», не приписанный к силовому ведомству, постоянно нуждавшийся в деньгах и болтавшийся обычно между высшей и первой лигами ГДР, ходили те, кому в социалистическом настоящем было тесно. На трибунах обсуждали политику, а когда соперник выставлял стенку во время штрафного, скандировали двусмысленное «Уберите стену». Точнее всего это выражает существовавшая тогда формула: «Не каждый фан «Униона» – враг государства, но каждый враг государства – фан «Униона».

После объединения Германии всем восточным клубам было сложно – большинство все еще с трудом выживает. Берлинское «Динамо» и вовсе существует на правах изгоя, играя в 4-м дивизионе и собирая на матчах по 300-500 зрителей. «Унион» же постепенно стал ассоциироваться с понятием «главный берлинский клуб с Востока». Правда, этот путь наверх занял почти тридцать лет.

В бундеслигу вышел непопсовый «Унион»: его болельщики сами перестроили стадион и сдавали кровь, чтобы спасти клуб от банкротства

Объединение Германии берлинцы встретили во второй лиге ГДР и в объединенном чемпионате попали аж в 3-й дивизион. Денег и на него особо не было, а попытки жить не по средствам заканчивались плохо. В 2001-м «Унион» вышел в финал Кубка Германии и пробился оттуда в Кубок УЕФА – но уже через три года оказался на грани банкротства и в 4-й лиге. 

В объединенной бундеслиге «Унион» никогда не играл. Да и настоящих восточногерманских клубов там вообще не было с 2009 года, после вылета «Энерги» из Коттбуса. «Герта» хоть и представляет Берлин, но Западный – и выступала всегда в чемпионате ФРГ, а «РБ Лейпциг» в этом качестве никто не воспринимает.

А им вообще надо в высший дивизион?

К выходу в бундеслигу «Унион» готовился последние несколько лет. Берлин перестает быть бедным городом – для клуба, чей бюджет ежегодно формируют 200+ спонсоров из числа малого и среднего бизнеса, это важно. Вырос уровень менеджмента. А главное: сформировался запрос на «другой футбол», в котором деньги и трофеи не на первом месте – и оказалось, что он уместен не только на местечковом уровне в отдельно взятом Обершёневайде.  

Проведя десять лет подряд во второй бундеслиге, «Унион» начал регулярно финишировать вблизи заветной тройки, но каждый раз чего-то не хватало. Прошлым летом берлинцы обзавелись одним из самых дорогих составов в лиге: дороже оказались только большие клубы – «Кельн» и «Гамбург». Из бундеслиги выписали не пробивавшихся в состав игроков: вратаря Рафала Гикевича, защитника Марвина Фридриха и опорника Мануэля Шмидебаха – польский голкипер не только выдал десятки важнейших сэйвов, но и забил решающий гол на 92-й минуте. Из вылетавших «Кайзерслаутерна» и «Брауншвейга» выцепили местных звезд – форварда Себастьяна Андерссона и защитника Кена Райхеля. Все они – плюс герои берлинских фанов Себастьян Польтер, Кристофер Триммель и Феликс Кроос (младший брат Тони из «Реала») – составили костяк команды. 

В бундеслигу вышел непопсовый «Унион»: его болельщики сами перестроили стадион и сдавали кровь, чтобы спасти клуб от банкротства

Новым тренером стал швейцарец Урс Фишер, дважды подряд добивавшийся чемпионства с «Базелем». Фишер поставил «Униону» непривычно дисциплинированный футбол, благодаря которому команда пропустила меньше всех в сезоне, но при этом сыграла вничью 17 из 36 матчей (включая оба стыковых).

В первой бундеслиге бюджет «Униона» почти удвоится – с 47 до 80 миллионов евро. Это вдвое меньше, чем у «Герты» (150 миллионов), и, возможно, меньше всех в чемпионате. Поэтому цель «Униона» на следующий сезон предельно ясна: не вылететь.

Эпичный стадион получил временную лицензию DFB (Немецкого футбольного союза) и именно в таком своеобразном стоячем виде допущен к сезону. Вообще-то на арене должно быть не меньше 8 тысяч сидячих мест (у «Униона» их всего 3500), но федерация учла уже давно заявленные планы клуба расширить вместимость «Ан дер Альтен Ферстерай» с 22 до 37 тысяч зрителей. В ближайшие полтора-два года там должен появиться второй ярус – слишком уж много желающих стало попасть на уникальный берлинский клуб.

Теперь в первой бундеслиге будет берлинское дерби?

Да. «Герта» и «Унион» раньше встречались редко – буквально несколько матчей во время заплывов сине-белых во второй дивизион. В высшем дивизионе столичного дерби не было с 1962 года – и даже тогда это был не «Унион».

Примечательно, что ненависти между фанатами «Униона» и «Герты» во времена ГДР и ФРГ не было – было даже что-то вроде дружбы с общими кричалками и торжественным «матчем объединения» вскоре после падения Берлинской стены.

В бундеслигу вышел непопсовый «Унион»: его болельщики сами перестроили стадион и сдавали кровь, чтобы спасти клуб от банкротства

С тех пор все изменилось: «Унион» из бедного родственника превратился в полноценного конкурента за умы и сердца, а за «Герту» взялись дорогие диджитал-маркетологи – в общем, клубы теперь полноценные идеологические конкуренты.

Впрочем, главным врагом «Униона» было и остается берлинское «Динамо» – его, кажется, будут ненавидеть до тех пор, пока оно существует.

Как сделать вид, что я с детства за «Унион»?

• Здороваться с другими неофитами кричалкой «Айзерн Унион!». Со вторым словом все понятно, а первое означает «стальной». Это отсылка одновременно к крепости характера и происхождению клуба из среды рабочих Восточного Берлина. В переписке можно заменять ее аббревиатурой UNVEU: это что-то вроде ЦВБП или цензурного ОУКБ (Und niemals vergessen – Eisern Union, «И никогда не забывай – Стальной Унион»).

• Купить себе Anglerhut, «шапку рыбака» – подчеркнуто дурацкую панамку, которая прочно ассоциируется со временами ГДР. Из такой, например, не вылезает фанат «Униона» и известный немецкий баттл-рэпер Finch (как не вылезает он и из образа «осси-неудачника» – и может целый раунд посвятить футболу).

В бундеслигу вышел непопсовый «Унион»: его болельщики сами перестроили стадион и сдавали кровь, чтобы спасти клуб от банкротства

• Стать членом клуба. 10 евро в месяц – и вы получаете право голосовать за членов совета, принимающего все ключевые решения в клубе, купить абонемент (вообще) или первым купить билет на матч. Учитывая ажиотаж, без него в этом сезоне на трибуну «Старого лесничества» пробраться будет нереально.

• Переслушивать вот эту песню с утра, эту – в обед, а эту — перед сном.

Один из главных героев «Айнтрахта» – скаут. Он за 20 млн собрал состав, который вышел в полуфинал Лиги Европы

Тренер «Вердера» Флориан Кофельдт жует 24 подушечки жевательной резинки за матч

Источник

В бундеслигу вышел непопсовый «Унион»: его болельщики сами перестроили стадион и сдавали кровь, чтобы спасти клуб от банкротства
Adblock
detector