«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской

Дмитрий Сычев и Денис Казанский продолжают звать в свой подкаст известных футболистов – новым гостем стал Гильерме.

В этот раз поровну общались все участники: Гиля рассказывал про первые годы в «Локо» и изучение русского, Сычев вспоминал модный лук Смородской, Казанский вставлял байки про хоккей.

Если вдруг вы не можете посмотреть или послушать подкаст, мы выбрали для вас самые сочные моменты.

Играть против «Ювентуса» в Лиге чемпионов – это кайф

Начали с недавних событий. Сычев и Казанский спросили, как игралось в Турине против «Ювентуса».

Гильерме: Мы после игры с ребятами обсуждали стадион, атмосферу. Для меня это особенное событие.

Сычев: Но ты уже опытный вратарь. Для тебя этот опыт полезен или тебя ничем не удивить? Ты же все видел, со всеми играл.

Гильерме: Нет, я в прошлом году впервые играл в Лиге чемпионов. Для меня многое что в новинку.

Казанский: Ну вот опять вы про опыт. Вы для тех, кто не играл, объясните: что меняется? Вот сыграл ты одну игру – и что? В следующей ты сильнее стал?

Гильерме: Поколение, которое у нас сейчас в команде, до прошлого года никогда не играло в ЛЧ. Мы не настраивались правильно. В этом году все по-другому.

Казанский: Ну вот смотри. В прошлом году ЦСКА – молодая команда – победил «Реал», а в этом выходит на «Ференцварош» и все…

Гильерме: Я понимаю, что ЦСКА – молодая команда. Но они привыкли играть в Лиге чемпионов каждый год – это внутри команды, и неважно, сколько там молодых ребят. А «Локо» играл очень давно. В этом году все по-другому. Мы выходим на поле и уже знаем: если ты допустишь ошибку, то все.

Сычев: Ты привыкаешь играть на высоком уровне с лучшими командами. А когда ты выходишь первый раз после большой паузы, у тебя эмоции, переживания, потому что все лучшие играют в Лиге чемпионов. Ребята – молодцы.

«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской

Казанский: Но тебя после игры приложил Капелло. Сказал, что ты виноват во втором голе.

Гильерме: Я не согласен. Мяч летел по странной траектории. Я прыгнул, а мяч во время удара поменял направление – и попала мне в кисть. Я не считаю это ошибкой.

Сычев: У Фабио Капелло просто немножко на Россию… А так как ты русский, то извини: получай как все.

Казанский: А что в раздевалке было в перерыве?

Гильерме: Юрий Палыч был спокоен очень. Мы между собой начали: ребята, давайте, терпим. Наш план на игру был оборонительный. Баринов и Крыховяк только вернулись после травм, и мы понимали, что второй тайм будет намного тяжелее.

Это самая крутая игра в моей жизни. Это кайф, просто без слов. Для этого нужно настраиваться, занимать 1-2 место в чемпионате России.

Сычев: Русские так не умеют. Мы не радуемся. А надо любому моменту отдаваться.

Казанский: А потом тебе три прилетит.

Лоськов учил есть раки, а Сычев удивлялся личному физиотерапевту

Гильерме и Сычев вспомнили случай в Ростове – это был первый выезд для вратаря.

Сычев: Лоськов играл в Ростове, поэтому после каждой игры нам в аэропорт привозили раков и рыбу. Взял я два бидона, а они были настолько под завязку, что отломались ручки. И все эти раки просто на пол. Жалко! Я всех по одному собрал, взял подмышку. Сели в самолет, а напротив – Гиля с Фининьо.

И они спрашивают: это креветки? «Какие креветки? На, попробуй!». И они берут этих раков и только хвост едят. Лось подошел, как дал подзатыльник! «Вы чего?! Тут вот это, вот это, еще мозги есть».

«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской

Казанский: А помнишь, как Гиля только появился в «Локо»?

Сычев: Конечно, помню. Было смешно, честно. Мы уже ветераны, а тут приходит Петрушка – с длинными руками, несуразный, в зал не ходил. Гиля встает – а мы ему серию: раз залетает, второй.

Казанский: А что ты знал, когда в Россию переехал?

Гильерме: Ничего вообще. Только что очень холодно. У меня было два предложения – из России и Турции. Агент посоветовал мне в Россию, и через три недели я уже прилетел в Москву. У меня не было времени изучать страну.

Сычев: А родители не говорили остаться в Бразилии?

Гильерме: Нет, они сказали, что это мое решение. Я всегда хотел играть в Европе. Я даже не думал.

Вратарь рассказал, что Москва его удивила: большой, красивый город. И тепло! Заодно Гиля вспомнил о родном Катагуазисе. Это маленький город (население около 70 тысяч) в штате Минас-Жерайс в 250 км от Рио-де-Жанейро.

Но Гильерме тоже удивил Москву – в 2015 году привез личного физиотерапевта из Бразилии.

Сычев: Мы думали, это друг его. А оказалось, физиотерапевт. Даже для опытных это было дико. Потом узнавали и перенимали это.

Гильерме: У меня с 2009-го по 2012-й не было травм вообще. А потом приводящая, грыжа, кресты – одна за другой. Я решил, что нужно проходить профилактику. Когда я привез его, все удивлялись: «Ты вратарь, зачем тебе физиотерапевт?».

«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской

С 2015-го у меня была одна травма: с «Шерифом» порвался из-за холода. Лечился полтора месяца и все. Он живет в Москве, перевез всю семью.

После одной игры ко мне подошла Смородская и спросила, может ли он с командой работать. Он отработал год – не очень понравился. И мне тоже плохо было: из-за этого страдала индивидуальная подготовка».

Сычев опять говорил про картошку в детстве, а Казанский отказывался купать на Копакабане

В паузе между темами Сычев налил всем новый чай и рассказал, что по вкусу он похож на картошку. Казанский вспомнил, что Дмитрий не рассказал историю про торговлю картошкой.

Сычев: Да нечего особо рассказывать: родители работали. Я стоял у гастронома и торговал помидорами, яблоками и картошкой. Четкие цены, скидок нет. Пока бабушка с дедушкой не пришли, успевал заработать себе.

Казанский: У тебя в детстве вид был, наверное, как у кота из «Шрека».

Сычев: Не-не. Я вырос в русских фавелах. Я жил на самой окраине Омска. Дорога домой после школы и тренировки проходила через три кладбища. Для меня это норма была.

«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской

Заодно Гиле объяснили мем про омское метро и «Авангард», который играет в Балашихе из-за того, что собственная арена разваливается.

Казанский: Мне рассказывали, что в клуб пришло письмо недавно: фанат пишет, что купил абонемент на сезон, но не знает, с какого входа заходить в дворец спорта Омска. «Я пришел, а тут все рушится». А «Авангард» уже год играет в Балашихе.

Сычев: Я, кстати, вырос на книгах про бразильский футбол. Читал Игоря Фесуненко «Пеле, Гарринча, футбол». Так что до сих пор могу назвать не только полное имя Роналдо, но и других.

Казанский: А ты можешь назвать трех персонажей «Рабыни Изауры»?

Сычев: Не, я пропускал. Кстати, а сами бразильцы смотрят сериалы?

Гильерме: Смотрят, но сейчас уже не так.

Сычев вспомнил, что был в Бразилии в 2005 году с Билялетдиновым и Баженовым. В первый же вечер его ограбили – «хорошо хоть не все деньги взяли с собой». Но это впечатление от страны не испортило.

Казанский тоже был – на Олимпиаде и чемпионате мира. Говорит, первое, что удивило – пляж Копакабана.

«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской

Казанский: Бразилия играла, и прямо на пляже установили фан-зону. И мы снимаем, как люди болеют. И вот перерыв. На пляже всего три туалетных кабинки на пять тысяч людей. И вся эта толпа идет в океан. Тут я понял, что на Копакабане купаться не надо.

Сычев: А мы на пляже играли с босяками в футволей на пиво. И эти босяки начали нас возить. В итоге мы проиграли и пошли за пивом. Все с детства в футбол играют.

Казанский: И хоккей есть! В Рио есть «Локомотив».

В 2004-м Роналду пытались держать два защитника. А он просто ушел на другой фланг

Обсудили и вопрос натурализации в сборной. Сычев спросил у вратаря, как он относится к критике со стороны некоторых болельщиков, которые против иностранцев в сборной.

Гильерме: Я уважаю это мнение. В России на моей позиции играло много отличных футболистов – Яшин, Дасаев, Акинфеев. Ну а я эти слова перевожу в мотивацию для себя: должен играть на самом высоком уровне, чтобы не было претензий. Но я понимаю, что Россия – очень патриотичная страна.

Сычев: Я выскажу свое мнение, чтобы закрыть эту тему. За кого я хочу болеть? За человека, который знает язык, уважает страну, знает культуру, пропагандирует ЗОЖ, доказал все в «Локомотиве» за 12 лет. За такого человека я хочу болеть, а не за тех, кто наскакивает со спины и бьет исподтишка.  

Гильерме: Нет, я тоже против того, что игрок приехал в Россию – и через два года ему гражданство. Но я уже 12 лет тут.

Сычев сказал вратарю, что для настоящего русского Гиле не хватает три вещи: пить водку с огурцами, любить рыбалку и каждое лето летать в Турцию и кричать там «Тагил».

Сычев: А помнишь, сколько негатива было перед Кубком конфедераций – и как все поменялось сейчас. 

«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской

Гильерме: На нас было давление после чемпионата Европы-2016. Я не был на чемпионате мира, но ребята молодцы, они справились. Сейчас у нас есть уверенность: доказали на ЧМ, что мы можем. Атмосфера внутри команды поменялась – без уверенности тяжело играть.

Казанский: Ты знал, что не попадешь на ЧМ? Как ты справлялся?

Гильерме: Я не знал, но понимал – после Кубка конфедераций меня ни разу не вызвали в сборную. Я очень хотел попасть на чемпионат, но я уважаю выбор тренера. Это была моя мотивация доказать, что я могу.

Вратарь сравнил отношение к сборной в России и Бразилии. Сказал, что после 1:7 от Германии публика охладела к национальной команде – говорят, что футболисты не играют так, как раньше.

Не могли не вспомнить и еще один легендарный матч, где все закончилось 1:7, Португалия – Россия. Сычев рассказал, что не видел уход Ярцева (тренер ушел не дожидаясь конца), потому что был на поле, зато на себе почувствовал, как Роналду возил всех на поле.

«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской

Сычев: Все понимали, что его надо сдерживать, и Ярцев поставил Анюкова и Сенникова вдвоем на правый фланг атаки, где играл Роналду. Проходит 10 минут – Криштиану делает дубль: он просто перешел на левый фланг, где не было защитников. А они кричат: «Что нам делать?».

Истории про Вову и олд-фэшн

С темы сборной плавно перешли на перемены в «Локо» – и все случилось после возвращения Семина. Вспомнили Кучука – Гиля в 2014-м жестко раскритиковал его, но сейчас конфликта уже нет. При разговоре о конфликтах Сычев вспомнил историю со Смородской.

Сычев: Во времена Коусейру мы были на сборах в Португалии. Мы играли с кем-то товарищескую игру, Смородская смотрела игру с трибун. В перерыве мы не пошли в раздевалку, сели на кромке поля. Ну Коусейру объясняет нам что-то.

А мы лицом к трибунам сидим и видим, как Ольга Юрьевна спускается с трибун. У нее вид просто олд-фэшн: спортивный костюм «Локо», сумочка и каблуки. И она заходит на поле и такая: «Чего вы Майкону не отдаете? Он у вас один там стоит. Отдавайте Майкону!».

* * *

Сычев: Ты как-то сказал, что хочешь написать книгу про карьеру в России.

Гильерме: Да это шутка была. Если этим заняться, то надо переводить на португальский.

Сычев: Ты в Бразилии будешь одним таким – приехал и добился успеха в России.

«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской

Казанский: Кстати, а как ты учил русский? Телевизор смотрел?

Гильерме: Нет, я больше с ребятами общался. Постоянно спрашивал, что это значит. Я до сих пору учу. В последнее время активнее занялся, потому что считаю: мне нужно добавить еще. Я много чего не знаю.

Казанский спросил у Сычева, были ли примеры, когда Гиле неправильно переводили.

Сычев: Был один темнокожий футболист при недолгом правлении Владимира Маминова. Перед установкой принято уточнять, как самочувствие футболистов. И этот парень не до конца выучил язык, и мы немного повлияли на него. Мы сказали ему, что надо сказать тренеру, чтобы впечатлить его.

Маминов спрашивает, как он себя чувствует – а тот «Вова, как мне #####» (плохо).

В детстве тренер научил Гильерме дикому приему, но вратарь его никогда не использовал

Казанский вспомнил интервью, где Гиля говорил о самых сложных соперниках – тогда вратарь назвал Смолова (он еще играл в «Краснодаре»).

Гильерме: Против него до сих пор тяжело – он непредсказуемый. И в «Краснодаре», и сейчас. Против Азмуна тяжело – ты не знаешь, что он сделает.

«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской

Против Веллитона было тяжело играть тоже. Я с ним в Бразилии играл одну игру. Приехал сюда – опять Веллитон.

Казанский: А есть игрок, который во время стандартов бесит тебя? Провоцирует, говорит что-то?

Гильерме: Словами нет. Бывает, что специально ко мне приставляют человека, чтобы держать меня – знают, что я на выходах хорошо играю.

Сычев: Ты попробуй к вратарю подойди – они все шкафы!

Гильерме: Они все дураки! Это я еще спокойный.

Вратарь вспомнил своего «крейзи» тренера в Бразилии. В 13 лет будущий вратарь сборной России получил сумасшедший совет: если кто-то на угловых подходит к тебе, ты возьми большой палец и засунь ему в задницу.

Гильерме: Я так не делал, но до сих пор вспоминаю это каждый раз, когда кто-то подходит.

Кержакова гоняли за насваем, а у Сычева отбирали приставку. Тут же и история про картошку

Широков симулировал перелом и собирал крышки от пива. Сычева не пускала в «Локо» Смородская 

В первом выпуске подкаста к Сычеву пришел Тарасов. Вспомнил драки с бразильцами и как Евсеев ставил всех на проценты

Источник

«Все вратари – дураки! Это я еще спокойный». Гильерме вспоминает пальцы в задницах, а Сычев – модный лук Смородской
Adblock
detector