Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Полная антология карьеры самого популярного баскетболиста современности, который сегодня погиб при крушении вертолета.

Впервые текст был опубликован на Sports.ru в 2016 году.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Когда сериал «Друзья» закрывали, большинство поклонников сходились в одном довольно странном, но почему-то легко разделяемом мнении: название 10-летнего марафона как бы приобрело дополнительный смысл, так как «друзья» стали друзьями каждого зрителя. Раз в неделю они врывались в жизнь каждого и как-то незаметно становились ее частью. Не потому, что уже тогда виртуальные друзья могли заменить реальных – просто, сериал заставлял глубже проникать в жизнь придуманных героев, и их истории развивались вместе с вашей жизнью.

Марафон Кобе Брайанта продлился 20 лет, и теперь представить НБА без него невозможно. В этом и есть главный исторический смысл карьеры Кобе: хотели вы того или нет, но спортивное реалити-шоу с ним в главной роли все это время оставалось самым востребованным, затмевающим все остальное баскетбольным сериалом. Можно было ненавидеть его персонажа, радоваться его «сквознякам» и поражениям, придумывать все более невыгодные для него сравнения с Трэйси МакГрэйди, перечислять бесконечные сомнения в его баскетбольном величии – но не замечать его было невозможно. Брайант все эти 20 лет был баскетбольным Кардашьяном – главной звездой в городе звезд. Да, его карьера больше напоминала историю Фиби из «Друзей» (второстепенный персонаж, смущающий своей странностью в начале – важный персонаж, шокирующий своей странностью – и наконец, любимый персонаж, к странностям которого все привыкли), но сам он уже с самого начала задал такую глубину раскрытия личности, какой не было ни у одного спортсмена.

За 20 лет в карьере Брайанта были не только победы, не только маниакальные тренировки, не только странные предметы, хранящиеся дома, не только размолвки с тренерами и драки. Между игрой и внебаскетбольной жизнью Кобе не было четкой границы, а потому, хотели вы того или нет, но Брайант стал вашим лучшим баскетбольным другом. Вы знаете его лучше, чем многих из тех, с кем встречаетесь каждый день. Вы знаете, что Кобе придумывал дома рэп, а потом зачитывал его перед всей командой в качестве экспромта. Вы принимали участие в легендарной встрече, где его едва не убил Шак. Видели, как он ездил по ночному Лос-Анджелесу и мечтал о жизни студента. Наблюдали, как он выдавливал из команды Шака, как постепенно взрослел, как тащил Д’Антони-Ховарда всему вопреки. Блин, вы даже знаете, что Кобе отрицательно относится к собачьим экскрементам. И это уже чересчур.

Баскетбольная карьера Брайанта завершилась еще два года назад. Но продолжалось его шоу, гораздо более яркое и густое по наполнению, погружающее главного героя в самые разные карьерно-жизненные ситуации.

Кобе не подобрался к Джордану, к идеалу которого он стремился всю жизнь. Его историческое наследие уже сейчас вызывает споры. Вряд ли кто-то захочет назвать его положительным героем. Но зато каждый его шаг, каждая амбиция, каждое сомнение не оставались незамеченными. Зато он всегда был честен и понятен. Зато его всегда отличал особенный квази-интеллектуальный шарм, не особенно увязывающийся с образом спортсмена, «не ходившего в колледж». Зато он научил всех нас, что можно любить баскетбол до полного самозабвения.

Без Кобе невозможно представить не только баскетбол и спорт, без Кобе невозможно представить собственную жизнь. Как говорится, «амнистируй это».

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Предыстория

Что случилось: 1 июля 1996 года «Шарлотт» меняет выбранного под 13-м номером школьника Кобе Брайанта на лидера «Лейкерс» Владе Диваца

В чем цимес: Обмен Кобе – это история, которая с годами становилась все круче. В ней была и драма, и детективная завязка, и триллер, катастрофа.

Это сейчас кажется, что «Лейкерс» логично отдали центрового, с которым не могли пройти далеко в плей-офф за юную звезду. Тогда все было не так. Югослав был одним из самых любимых игроков в Лос-Анджелесе, крепко сдружился с Мэджиком и вообще являлся символом команды. Таланты Брайанта поражали скаутов, но ни один защитник до этого не приходил в лигу из школы.

В 96-м «Лейкерс» нашли последний способ вернуться на привычную вершину: во второй половине сезона в клуб вернулся ВИЧ-инфицированный Мэджик Джонсон, который смог заслонить своим пришествием победный сезон «Буллс», но не помог «Лейкерс». Команда одержала 53 победы, но в первом раунде развалилась в серии с «Рокетс». Мэджик разругался с Ником Ван Экселем и решил уйти уже насовсем. Никаких перспектив не было видно.

Тогда Джерри Уэст нацелился на самого крупного свободного агента лета и принялся чистить платежку. Никакой уверенности, что Шак захочет уйти из «Орландо», у него не было и не могло быть. Он действовал по интуиции – и обмен Диваца как раз был прежде всего направлен на то, чтобы освободить ведомость под рекордный контракт О’Нила: летом 96-го казалось, что генменеджер «Лейкерс» сходит с ума, уничтожая весьма неплохую команду за призрачные шансы заманить суперзвезду.

В самом обмене Брайанта тоже было две ярко выраженные драматические нотки.

Во-первых, Дивац изначально заявил, что не собирается играть за «Шарлотт» и завершает карьеру (его жена не хотела переезжать). Затем он все же передумал и обеспечил генменеджеру «Хорнетс» Бобу Бассу звание лучшего управляющего сезона. Пауза тогда затянулась на две недели: «Лейкерс» могли не только упустить Брайанта, но и не получить шанса побороться за О’Нила.

Во-вторых, без ловкости рук тоже не обошлось. Первые шесть позиций на драфте-96 не вызывали сомнений – команды выбирали университетских звезд, готовых стать звездами НБА. Седьмыми выбирали «Клипперс» – Брайант отказался приезжать на тренировку к ним, и они взяли Лоренцена Райта. Восьмыми шли «Нетс», которые и должны были взять Кобе. Его хорошо знал и долго просматривал генменеджер Джон Нэш, который даже заручился полной поддержкой родителей Брайанта, довольных тем, что он будет выступать недалеко от дома. Но когда на радарах появились «Лейкерс», ситуация резко изменилась. Тренер «Нетс» Джон Калипари и так был неуверен в школьнике, а тут ему активно начали помогать: агент Брайанта Арн Теллем угрожал, что Кобе уедет выступать в Италию, если его выберет «Нью-Джерси», и сумел запугать не совсем понимающего, как работает НБА, тренера – восьмым ушел Керри Киттлз.

Под девятым номером «Даллас» выбрал Самаки Уокера. Под десятым «Индиана» – Донни Уолш не верил в школьников – взяла Эрика Дампьера. «Голден Стэйт» тогда еще надеялся на Лэтрелла Спрюэлла, успешно сработавшегося с Риком Адельманом: через год Адельман уйдет, а Спрюэл будет душить Пи Джей Карлесимо. «Кэвз» искали замену завершившему карьеру Брэду Догерти и взяли Виталия Потапенко под 12-м.

Скепсис преобладал, и на этом фоне упорство Джерри Уэста было слишком велико, чтобы упустить игрока, который на тренировке заставил попыхтеть самого Майкла Купера.

Цитата из Sports Illustrated, которая сейчас веселит: «Мне кажется, это катастрофическая ошибка, – говорит директор по развитию игроков «Бостона» Джон Дженнингс, выступающий против того, чтобы школьники шли в профессионалы. – Кевин Гарнетт – лучший школьник, которого я видел, и я бы не советовал ему отказываться от университета. А уж Кобе – это не Кевин Гарнетт».

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Кобе за стеклом, сезон-1: 1996/97

Регулярный чемпионат: 56-26

Плей-офф: второй раунд, проиграли «Юте» (1-4)

Остались: Эдди Джонс, Ник Ван Эксель, Седрик Себаллос, Элден Кэмпбелл, Кори Блаунт

Пришли: Шакил О’Нил, Байрон Скотт, Кобе Брайант, Джером Керси, Трэвис Найт, Дерек Фишер, Джордж Маклауд, Шон Рукс, Роберт Орри (по ходу сезона обменян на Себаллоса)

Главный сюжет: Тотальный разгром команды, на который пошел Джерри Уэст, был невиданным явлением в истории «Лейкерс»: в ростере после триумфального межсезонья осталось лишь пять человек. Делу Харрису нужно было построить совершенно новую команду вокруг доминирующего центрового, и сделать это быстро, учитывая возросшие вместе с контрактом Шака амбиции.

Второстепенный, но более раскрученный сюжет: Так как головной боли у Харриса хватало и без того, то возиться с детьми ему было не с руки. Кобе именно так поначалу и воспринимали, стараясь опекать всей командой и заботиться о том, чтобы нравы Лос-Анджелеса и Голливуда не сбили его с пути. (Особенно эту тему полюбил Шак, который постоянно говорил, что он «вам тут не нянька» и «не собирается ни с кем сюсюкаться»). Перед сезоном все также очень сильно надеялись, что популярность и чрезмерное внимание минует новичка, который вроде бы должен был оказаться в огромной тени Шака.

Что не получилось: «Лейкерс» не сделали шага вперед, а остались на прошлогоднем уровне. Команда плохо понимала, как лучше взаимодействовать с Шаком – по большей части все стояли и смотрели, что будет делать центровой, мяч не двигался и все было очень предсказуемо. И получилось даже так, что едва ли не более удачным был отрезок из 30 матчей, который О’Нил пропустил из-за травмы – «Лейкерс» вернулись к прежней бегущей системе с выходящим на периметре Кэмпбеллом и почувствовали себя более раскованно. Если учесть, что всю дорогу Дел Харрис и Ник Ван Эксель пытались выяснять, кто же из них более главный, то станет понятно, почему второй раунд был для такой команды потолком.

Надежды на то, что Брайанта можно будет развивать в полусекретном режиме, после сезона выглядели еще забавнее.

Мало того, что новичок не стал познавать ночные клубы и питейные заведения Лос-Анджелеса, ни с кем не общался и нашел идеальное развлечение – изучать баскетбольные видео дома. Он уже в первом сезоне столкнулся с непониманием тренера и через какое-то время начал критиковать его – за то, что «на его тренировках никто не тренировался, а все делали все, что хотели».

Утаить Кобе оказалось примерно тем же самым, что утаить огромный кусок телятины во дворе с голодными злыми собаками. Он начал феерить уже в летней лиге и, даже мало играя по ходу сезона, заслужил от Шака прозвище «выпендрежник». У него тоже все шло наперекосяк. Летом на уличных площадках Venice Beach он так сильно поставил через кого-то сверху, что сломал кисть и был вынужден пропустить начало тренировочного лагеря. Едва вернувшись, уже по ходу тренировочного лагеря он собрался забить сверху через центрового «Филадельфии» Тима Кемптона и при падении повредил бедро. Получалось так, что Брайант играл совсем мало, но вовсю пытался самоутвердиться, когда его все же выпускали.

Одним из первых появлений Кобе, доминирующего на мяче, оказался матч новичков. Ему было важно показать себя на фоне остальных. Айверсон тогда набрал 19 очков, Антуан Уокер – 20, Кобе постарался на 31 в своем типичном стиле – 8 из 17 с игры, 16 выходов на линию штрафных, 7 потерь. Конкурс по броскам сверху – история из той же серии.

Крутейший факт, о котором вы не знали: В сезоне-96/97 «Маверикс» предлагали «Лейкерс» своего разыгрывающего, некоего Джейсона Кидда, и просили за него Ван Экселя, но Дел Харрис отказался. Он считал, что умение Ван Экселя бросать делает его гораздо более подходящим первым номером в связке с Шаком.

Что получилось: По ходу всего сезона СМИ прессовали Дела Харриса из-за того, что он давал новичку слишком мало времени. В матче с «Портлендом» по ходу чемпионата Брайант допустил ключевую ошибку, и тренер решил, что не может рисковать сезоном и терпеть такие косяки от школьника.

После Матча всех звезд Харрис неожиданно изменил свою точку зрения, и все выглядело так, будто он намеренно пытается подставить Кобе. (О чем пресса потом ему активно напоминала на протяжении всего лета). К плей-офф новичок оказался важной частью ротации и в нужный момент был брошен под поезд общественной критики и разрушительных сомнений: Брайант помог команде выиграть 3-й матч серии с «Ютой» (19 очков, 13 из 14 с линии), но закрыл серию и сезон глобальным провалом – 4 «сквозняка» за несколько минут.

Символический момент сезона:

Естественно, такая ситуация морально раздавила бы любого новичка, и лишь в случае Кобе она лишь добавила ему уверенности. На следующее же утро он отправился тренироваться и провел за этим занятием все лето. На все вопросы относительно того, насколько это отразилось на его настрое, он отвечал: это бы отразилось лишь в одном случае – если бы я струсил и отдал пас.

Уровень баскетбольной упоротости: «Помню как-то раз у нас была тренировка, на которой мы начинали отрабатывать комбинации. Просто медленно работать над системой, чтобы понять, как действуют защитники. А Кобе очень-очень жестко прихватил Эдди Джонса – мы все начали смеяться.

Хохотали все, кроме Брайанта, все: тренеры, игроки, все, кто там был.

Кобе вообще не улыбнулся. Наконец, Делу пришлось ему сказать: «Пока мы еще не выкладываемся на 100 процентов» (Ник Ван Эксель).

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Кобе за стеклом, сезон-2: 1997/98

Регулярный чемпионат: 61-21

Плей-офф: финал конференции, поражение от «Джаз» – 0-4

Остались: Шакил О’Нил, Эдди Джонс, Ник Ван Эксель, Роберт Орри, Кобе Брайант, Элден Кэмпбелл, Дерек Фишер, Кори Блаунт, Шон Рукс

Пришли: Рик Фокс, Марио Беннетт, Джон Бэрри

Главный сюжет: Лейтмотив «Нужно побеждать. Когда, если не сейчас» звучит особенно грустно, когда в вашей команде есть несколько ярко выраженных индивидуалистов, уверенных в том, что лишь с его помощью можно победить, и звезда, которая только и делает, что на всех обижается. Шак понимал, что его карьеру будут оценивать по титулам, а потому очень остро воспринимал внутреннюю возню и отсутствие настоящей чемпионской «химии».

Малоизвестный, но крутой, особенно для 90-х, факт: Рик Фокс, выбирая между 20-миллионным контрактом от «Кливленда» и 1-миллионым на два года от «Лейкерс», предпочел казавшиеся ему претендентом «Лейкерс».

Второстепенный, но более раскрученный сюжет: «Кобе – новый Джордан».

Это было замечено всеми еще раньше. Но после первого сезона Ник Ван Эксель подарил Брайанту кассету с записью лучших моментов Майкла Джордана, и за лето Кобе окончательно мимикрировал в человека, подозрительно похожего на здравствующее баскетбольное божество.

Главный матч года, который уже засмотрели до дыр: 33 очка от Брайанта против 36 от Джордана

Обобщающе-прекрасный материал Sports Illustrated: «В декабре, перед ежегодным приездом «Лейкерс» в Чикаго, пресс-атташе Джон Блэк предупредил 19-летнего Кобе Брайанта, что журналисты очень скоро начнут обсуждать, является ли он на самом деле новым Майклом Джорданом. Брайант мог бы захандрить уже тогда.

«Да это меня вовсе не беспокоит, – ответил он. – Я и собираюсь стать настолько хорошим игроком».

Если Брайант уникален, то, возможно, потому, что не смотрит на баскетбол как на способ улучшить свою жизнь. Он был связан с лигой через отца, бывшего игрока НБА, и те вещи, которые делал Мэджик Джонсон, пульсировали в голове мальчика так же, как кровь во всем его теле. В то же время Кобе был лишен чрезмерностей жизни суперзвезды. Его версия американской мечты кардинально отличается от того, чем живут его сверстники. Они поверили в джек-пот. Брайант вырос с верой в спортивную мифологию.

Дискуссия о том, должен ли Брайант быть более агрессивным или больше играть на команду, определит всю его карьеру. Он лучший игрок «Лейкерс» в смысле обыгрыша один на один, и его способность создать себе бросок, а также отдать передачу партнерам, станет ключевой для успеха команды в плей-офф. Брайант находится в центре внимания, понимая, что именно его будут винить в поражениях «Лейкерс». Ему придется довериться своим инстинктам, если он хочет стать великим игроком, который приведет партнеров к титулу».

Мелодраматическая история, которая сделала сезон: Тренеры «Лейкерс» уже с лета пытались научить Брайанта «командному баскетболу». В летней лиге Кобе заставляли делать акцент на работу против дабл-тимов, но закончилось все тем, что он разругался с тренировавшим тогда команду Лэрри Дрю и уже не скрывал своих сомнений в методах Дела Харриса. Очень скоро терпение Харриса лопнуло: он открыто рассуждал об эгоистичной игре юной звезды, сокращал его игровое время и всеми силами пытался изменить его. Получалось не очень, особенно на фоне запредельной шумихи вокруг Брайанта и его дуэлей с Джорданом.

Брайант, проведший лишь один матч в стартовой пятерке, быстро стал самым популярным и противоречивым игроком «Лейкерс». Его начали предпочитать Шаку при общении звезд с журналистами. В какой-то момент его поместили на билборд, рекламирующий встречу с «Рокетс». Он стал самым юным участником Матча всех звезд.

Шумиха все больше заставляла Кобе увериться в своей правоте – что только он может решить все проблемы команды. И в итоге все это привело к открытому столкновению и с партнерами, и с тренерами. После Матча всех звезд Эдди Джонс был вынужден пропустить несколько матчей из-за травмы – с «Портлендом» Брайант вышел в стартовой пятерке и набрал 17 очков, но привел в ярость Харриса своей единоличной игрой. Тренер зарекся стать Кобе в основу, даже несмотря на то, что ему в свою очередь пришлось выдерживать прессинг разгневанного Джерри Басса.

В феврале игра Брайанта окончательно испортилась – он провел несколько невыразительных матчей подряд и в общей сложности выбросил на этом отрезке 30 из 100. Так что в начале плей-офф на одном из телеканалов Лос-Анджелеса провели опрос – играют ли «Лейкерс» лучше без Кобе? 55 процентов ответили утвердительно.

Дел Харрис пришел к тому же выводу: лишь в 4 матчах за весь плей-офф Брайант отыграл больше 20 минут. Единственное средство победить эгоистичный баскетбол Кобе заключалось в том, чтобы держать его на скамейке.

Уровень баскетбольной упоротости: Для Брайанта Матч всех звезд был совершенно особенным событием, так как ему противостоял его баскетбольный отец Майкл Джордан. Кобе пахал в защите, выкладывался изо всех сил и старался показать всем, а главное, Самому, что он ни в чем ему не уступит.

Тогда же приключилась история, которой можно было бы описать всю карьеру Брайанта. В одном из эпизодов Кобе сказал Карлу Мэлоуну: «Выйди из-под кольца и освободи мне место для прохода».

Мэлоун обиделся и попросил замену.

Поведение Кобе показалось оскорбительным не только уважаемым ветеранам, но и тренирующему Запад Джорджу Карлу. В третьей четверти трехочковый Брайанта приблизил Запад на 12 очков, но после этого тренер убрал его в запас и продержал там всю четвертую четверть.

Перед последним перерывом у Джордана было 17 очков, 3 подбора и 4 передачи, у Брайанта – 18 очков, 6 подборов и 1 передача.

Центральная история сезона: Джерри Уэст собирался уходить на пенсию, но хотел сделать это с очередным титулом в руках.

Его смущали две вещи.

Во-первых, отсутствие поддержки со стороны Джерри Басса. Уэст хотел обменять Эдди Джонса на Митча Ричмонда, считая, что ветеран улучшит «химию». Владелец поставил крест на трейде.

Во-вторых, активное вмешательство Джима Басса в баскетбольные вопросы. Уэст планировал оставить команду на Митча Капчака, а владелец продвигал сына.

Фокс и Орри сделали «Лейкерс» сплоченнее, но не смогли изменить внутреннюю атмосферу кардинально. Переломным моментом сезона стал письмо, которое написал генеральный менеджер за несколько месяцев до плей-офф. Перед этим в команде прошло голосование: все 12 игроков состава решили, что необходимо уволить Дела Харриса. После – «Лейкерс» воспрянули духом и накатили к плей-офф, считаясь главным фаворитом от Запада.

Шутка года: Тренировка накануне 4-го матча с «Ютой» (счет в серии был 0-3) завершалась традиционным образом: игроки собрались вместе, протянули руки и при разбивании крикнули «Лейкерс!». Ник Ван Эксель проявил себя импровизатором не только на паркете. Вместо «Лейкерс!» он заорал: «Канкун!»

Обалдевший от такого Шак сразу же слил подробности в газету и объявил, что не потерпит присутствия подобных персонажей в одной с ним команде.

Главное понимание межсезонья: Эту команду надо разгонять, но сейчас будет локаут, а денег нет, так что подождем еще год.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Кобе за стеклом, сезон-3: 1998/99

Регулярный чемпионат: 31-19

Плей-офф: второй раунд, 0-4 в серии со «Сперс»

Остались: Шакил О’Нил, Кобе Брайант, Эдди Джонс, Дерек Фишер, Рик Фокс, Роберт Орри, Элден Кэмпбелл, Трэвис Найт, Кори Блаунт, Шон Рукс

Пришли: Глен Райс, Деннис Родман, Дерек Харпер, Джей Ар Рид, Тайрон Лю, Рубен Паттерсон (Рубен «мать его» Паттерсон! Будущий «стоппер Кобе», который на протяжении всего сезона сцеплялся с Брайантом на тренировках)

Самая важная сюжетная линия сезона: Как известно, сезона-98/99 не существовало – было что-то такое адски невразумительное, какое-то пятимесячное похмелье после локаутного запоя, от которого хотелось как следует проблеваться. Ущербное судейство, смешные толстячки, ранее известные как артисты всея НБА, саморазрушение «Буллс» – и в итоге страшный сон алкоголика: зеленые человечки начинают ползать по телу, «Сан-Антонио» и «Никс» без Патрика Юинга играют в финальной серии. Бррр, прошло столько лет, а потерянного времени до сих пор жалко.

Тем временем Шак и Кобе проводили время гораздо интереснее. Сезон-98/99 окончательно определил динамику их взаимоотношений и заложил бомбу замедленного действия, которая спасла лигу от самой доминирующей команды 21 века.

На январской тренировке Кобе получил от центрового по голове. И это было самое легкое потрясение сезона. Брайант и обычно начинал сезон в наилучших кондициях, а на фоне постлокаутного отходняка и вовсе выделся – в первых 10 матчах он выдавал 20,6 очка, 9,3 подбора и 1,4 перехвата и 1,3 блок-шота, а журналисты всерьез начали спрашивать, не разумнее ли перераспределить атакующие полномочия в пользу Кобе а-ля Джордан образца 84-го года. Очень быстро он превратился не только в соперника О’Нила, но и в его отношениях с партнерами возникла не просто дистанции, а враждебность. Многочисленные командные собрания, безуспешные попытки наладить атмосферу внутри непременно завершались пониманием, что все считают Кобе главным источником свалившихся на коллектив бед. Все это, естественно, очень быстро становилось общественным достоянием. Дерек Фишер открыто осуждал Брайанта за эгоистичную игру, журналисты заметили, что партнеры намеренно не предупреждают Кобе о заслонах, на которые он натыкался, и в какой-то момент Шак просто показал на него пальцем и сообщил: «Вот проблема».

Песня года: Шак перепел “greatest love of all” на лейкерсовский лад: “I believe that Showboat is the future/Call the play and let that motherfucker shoot”…

Самая неожиданная поддержка года: «Gold’s Gym, 98-й год. Я работал с весами, и тут звонок – на другом проводе Майкл Джексон. Я такой: «Что за чертовщина?» Кто-то, наверное, пытается пошутить… Оказалось, что он любит баскетбол. Меня тогда начинали критиковать за то, что я интроверт, за то, что слишком серьезно отношусь к баскетболу. И он захотел позвонить мне и поддержать меня. Он сказал: «Не меняйся ради них. Тебе надо сохранять концентрацию. Если ты хочешь быть одним из лучших, ты должен учиться у лучших. Ты должен быть помешан на том, что ты делаешь и как ты это делаешь». И потому летом я стал исчезать. Я учился, искал все лучшее, старался развиваться».

Что не получилось: «Лейкерс» показали себя гениальными импровизаторами даже на фоне кошмарного сезона – один невразумительный год они умудрились превратить в четыре одинаково невразумительных.

Сначала были 12 матчей Дела Харриса. Басс не выдержал долго и сделал то, что хотел сделать еще летом.

Затем победная серия из 10 матчей, последовавшая после назначения Курта Рамбиса и приезда Денниса Родмана.

Новый период начался с обмена Эдди Джонса и Элдена Кэмпбелла на не игравшего полгода Глена Райса, а завершился изгнанием Родмана, явившегося пьяным на тренировку.

И наконец, окончательная агония и перетягивание каната между лидерами, справиться с которой Рамбис не сумел: Шак требовал мяч, Глен Райс хотел, чтобы разыгрывались комбинации под его броски, Кобе хотел свободы.

Что получилось: На следующий сезон «Лейкерс» должны были переехать в Staples Center, и чтобы собирать аншлаги, Бассу был необходима еще одна яркая звезда. Проблема в том, что владелец клуба в те годы вел себя очень прижимисто: он не хотел раскошеливаться на третью звезду, настоял на обмене Кэмпбелла, который получал 7 миллионов и при этом выходил со скамейки, отказался выплачивать неустойку Делу Харрису… Так как нужна была третья звезда, а денег было только на ползвезды, то Басс пригласил в качестве тренера Фила Джексона.

Это автоматически означало еще один конфликт, который в итоге привел к уходу из клуба Джерри Уэста.

Мини-история: (Из книги Роланда Лэзенби, «Шоу»): «В последний уикенд сезона, по ходу которого «Лейкерс» должны были окончательно распрощаться с плей-офф, Уэст сидел в пустом «Форуме». И тут я упомянул имя Джексона.

«В жопу Фила Джексона».

Решив, что он меня не правильно понял, я еще раз упомянул Джексона.

«В жо-пу Фи-ла Джек-со-на», – еще раз повторил Уэст, делая акцент на каждом слове».

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Кобе за стеклом, сезон-4: 1999/00

Регулярный чемпионат: 67-15

Плей-офф: обыграли «Пэйсерс» в финале (4-2)

Остались: Шакил О’Нил, Кобе Брайант, Глен Райс, Дерек Фишер, Рик Фокс, Роберт Орри, Тайрон Лю, Трэвис Найт

Пришли: Эй Си Грин, Джон Селестэнд, Девэйн Джордж, Джон Салли, Брайан Шоу

Главный сюжет: Дзен или искусство ухода за чувствительным толстяком

Роль: Период в «Лейкерс» – особенное время для Фила Джексона. Во-первых, именно здесь он получил признание: до этого его не особенно уважали как тренера, считая, что ему откровенно повезло, ведь он работал с Джорданом и Пиппеном. Во-вторых, с подачи Майкла «игры разума», в которых так силен Джексон, бесконечно смаковались в прессе. Способности манипулировать людьми заслужили дзен-мастеру еще больше уважения.

Конфликт Шака и Кобе для Джексона оказался особенно неприятен из-за того, что ему, по сути, пришлось занять сторону одного из игроков. Отчасти это вытекало из принципов построения команды. Отчасти – было обусловлено тем, что Шак очень болезненно воспринимал критику, тогда как Кобе становился лишь сильнее.

При этом Брайант очень долго держал себя в руках и перешел к ответным действиям, лишь когда тренер совсем перегнул палку.

Сезон-99/00 вообще получился едва ли не идеальным в смысле статуса Брайанта в команде. До этого он постоянно балансировал – между позициями, между четким пониманием роли, не мог сформулировать сам для себя собственный статус. Здесь же все изменилось. По ходу чемпионата он утвердился в качестве элитного защитника: применение на практике секретов, раскрытых ему Гэри Пэйтоном, обернулось попаданием в первую пятерку защитников. Весь год самые разные издания использовали в адрес 8-го номера «Лейкерс» один и тот же штамп – «лучший универсальный игрок НБА».

Первый сезон Джексона получился идеальным по сюжету: многочисленные ветераны весь год перевоспитывали Брайанта, и тот трансформировался в совсем другого человека и – главное –другого баскетболиста. Он даже отказался от участия в конкурсе данков, хотя собирался бросить вызов Винсу – демонстративно показав, что не концентрируется на индивидуальных призах.

Когда Брайант вернулся после травмы, внутреннее напряжение начало нарастать с новой силой. На одной из общекомандных встреч Шакил открыто бросил ему вызов («Думаю, что Кобе играет слишком эгоистично, чтобы мы побеждали»), и его в той или иной мере поддержали остальные. Но постепенно между парой наметился баланс: Брайант оставил за собой седьмой матч серии с «Портлендом», а затем сыграл ключевую роль в четвертой и шестой встречах финальной серии, получив необходимую свободу от Джексона. Чемпионское видео запечатлело кульминационный момент всего года: с сиреной Кобе обернулся и бросился в объятия Шака.

Наилучшая иллюстрация всего сезона: 3-й матч серии с «Портлендом» – несколько важных моментов с участием Брайанта определили результат, а точкой стал блок-шот на Сабонисе.

Два показательных эпизода, которые никто не помнит: Брайант очень активно начал превращаться еще и в Скотти Пиппена, помощника главной звезды оборонительного плана. Всех впечатлило, как в феврале он устроил «темную» Аллену Айверсону – во второй половине Ответ выбросил 0 из 9 с игры, его бросок на последних секундах оказался в руках Брайанта, а «Филадельфия» проиграла (84:87).

И при этом все еще видел себя Джорданом, так что использовал обнаружившуюся оборонительную суперсилу в качестве средства мщения. После того как Лэрри Хьюз навалил через Брайанта 41 очко, в следующем матче Кобе так прихватил его, что в первой же четверти он смазал 6 из 7 и схлопотал 2 блок-шота.

Уровень баскетбольной упоротости: Орри как-то вспоминал один из конфликтов с Кобе. Брайант требовал у всех мяч, напирая на то, что раз он поймал кураж, всем стоит подвинуться:

– У тебя сколько титулов? Ни одного? А у меня два, так что все под контролем.

Бросок, о котором вы забыли: Брайант выигрывает 2-й матч серии у «Финикса».

Аллей-уп, о котором вы никогда не забудете: Я поставил над собой эксперимент, но до сих пор не уверен в его результатах. Предлагаю вам поучаствовать: посмотрите момент с кроссовером Брайанта больше 300 раз подряд, а потом попытайтесь без улыбки произнести фразу: «Скотти Пиппен – лучший защитник в истории».

Первая драка в карьере Брайанта: Кобе слишком активно работал локтями против Криса Чайлдса и не ожидал увидеть драку на паркете.

Главный матч сезона: Переломный матч финальной серии – одновременно важный рубеж в карьере Брайанта. Кобе пропустил третий матч из-за травмы голеностопа, намеренно нанесенной ему Джаленом Роузом, но вернулся. Вместе с Шаком они старались отвечать «Пэйсерс» ударом на удар, но в овертайме О’Нил отфолился. Сразу после этого Брайант направился на скамейку, чтобы сообщить: «Все под контролем, здоровяк» – «Лейкерс» освободили ему пространство для проходов и наблюдали за тем, как их вторая звезда превращается в лидера, претендующего на первенство в команде.

Но это будет уже в следующем сезоне.

Один из лучших моментов в карьере Кобе: ключевой путбэк в 4-м матче финальной серии.

Цитата из Sports Illustrated, которая что-то проясняет: «Кобе обладает умением делать высокомерие привлекательным, и именно это одна из основ его привлекательности. Да и вообще почему он не может быть под впечатлением от самого себя?»

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Кобе за стеклом, сезон-5: 2000/01

Регулярный чемпионат: 56-26

Плей-офф: обыграли «76-х» в финале (4-1)

Остались: Шакил О’Нил, Кобе Брайант, Дерек Фишер, Хорас Грант, Рик Фокс, Рон Харпер, Роберт Орри, Тайрон Лю, Девэйн Джордж, Брайан Шоу

Пришли: Айзейя Райдер, Майк Пенберти, Марк Мэдсен, Грег Фостер, Станислав Медведенко

Самая привлекательная и искусственно раздуваемая история сезона: Определяющая концепция не изменилась после первого титула: любимое Джексоном треугольное нападение в данном варианте было построено на доминировании центрового. Это был очередной этап дзен-эволюции Джексона-тренера: где-то здесь ранее крайне эмоциональный, склонный доканывать судей и коллег-соперников дзен-мастер все чаще стал производить впечатление абсолютно отрешенного и внимающего своим мыслям, а не происходящему (первый этап эволюции, как известно, был связан с Деннисом Родманом: Джексон перестал дергаться, когда заметил, что того это заставляет нервничать больше обычного). В данном случае все было понятно без слов: цель у нападения была проста – отдать мяч Шакилу.

Существенное изменение было одно. Фактически «Большое Трио» перестало существовать после обмена Глена Райса, и «Лейкерс» превратились в ярко выраженный дуэт с группой ролевых игроков: лишь Дерек Фишер в регулярном сезоне набирал в среднем больше 10 очков да и то во многом потому, что провел лишь 20 матчей.

В идеале «Лейкерс» были практически неуязвимы. Они могли закрыть любого соперника: Дерек Фишер был еще отличным стоппером, Рик Фокс (похудевший форвард прорвался в старт из-за проблем у остальных) был реанимирован в качестве элитного персональщика, Шак продолжал пугать всех одной своей массой, занимающей всю «краску», Кобе тогда вошел во вторую пятерку защитников, а Роберт Орри и Рон Харпер и в лучшие годы ценились, прежде всего, на своей половине площадки. Их нападение работало как часы: Фишер занял место Харпера в качестве самого мудрого игрока команды и исполнителя заветов тренера, снайперы (Фокс, Орри, Грант, Фишер, Райдер) растягивали оборону, помогая Шаку, двойки центрового с Кобе оставались совершенным оружием.

Проблема «Лейкерс» была лишь в них самих – в том, что Райдер пополнил список психически нездоровых пациентов доктора Джексона, в том, что скоростной баскетбол заставлял ветеранов и тихоходов пыхтеть на пределе, в том, что не было быстрых ног на скамейке, ну и в том, что важнейшей частью команды был игрок, который намеренно шел против системы и команды.

Кобе тренировался все лето как безумный, совершая по 2 тысячи бросков в день – он приехал в тренировочный лагерь с намерением все же оттянуть кусочек лидерства на себя. Шак не тренировался вообще и прибыл с лишним весом. Если учесть, что память о его шутках (О’Нил спародировал Кобе на Матче всех звезд, показательно выбросив мяч на трибуну) была еще свежа, а уважения к себе Брайант так и не добился, то настроение восьмерки было вполне понятным. Регулярный чемпионат начался с открытой войны между лидерами. Брайант шел в лидерах по результативности, Шак периодически не показывал даже 50 процентов с игры, реализуя лишь 20 процентов штрафных, а «Лейкерс» буксовали. Затем начались поиски козла отпущения. Сначала О’Нил намекнул, что, когда игра шла через него, «Лейкерс» завершили сезон с показателями 67-15. Затем после проигранного матча с «Финиксом», в котором Брайант набрал 38 очков, а он только 18 – потребовал обмена. Кобе не отвечал на нападки напрямую, но продолжал упорствовать. Свою философию индивидуализма он поддерживал разглагольствованиями в прессе на темы «треугольное нападение не дает мне раскрыться» и «Шаку бы стоило выкладываться в защите». К февралю О’Нил уже требовал обмена Кобе.

В общем, пресса наслаждалась этим нескончаемым фонтаном остроумия со стороны полемистов и предвкушала смачный взрыв в конце сезона. Только в данном случае все пошло совсем не так, как ожидалось. Из-за травмы ноги Кобе выбыл на 9 матчей, из которых «Лейкерс» выиграли 7. Шак к середине сезона все же набрал форму. Плюс вернулся Фишер, пропустивший 60 игр из-за перелома ноги. Команда взяла последние 8 матчей «регулярки» (что удивительно, это самая длинная победная серия в сезоне), а восстановившийся Кобе уже не думал о том, чтобы тащить одеяло на себя. Между ним и Шаком установилось временное перемирие: когда центровой присутствовал на площадке, Кобе вместе с остальными играл на него, когда тот уходил – «Лейкерс» превращались в команду Брайанта. После победы в 1-м матче серии с «Сан-Антонио» Шак произнесет знаменитое: «Он мой кумир и лучший игрок лиги на данный момент». Так что всем любителям жестких сериалов ничего не осталось, кроме как смотреть на неуклюжие объятия Кобе и Шака, празднующих примирительную победу.

Прогноз-жемчужина от Sports Illustrated: «Шак и Кобе помирятся, только это ни на что не повлияет.

Накануне матчей первого раунда враждующие суперзвезды «Лейкерс» выйдут после медитации с Филом Джексоном. Они объявят, что помирились, будут обвинять прессу в том, что та усугубляла конфликт, и заявят, что хотели бы играть друг с другом до конца карьеры. Но проблемы регулярного сезона не пройдут просто так. Во второй раунде плей-офф с «Сакраменто» у них не будет преимущества своей площадки, и они проиграют 7-й матч в оглушающей атмосфере ARCO Arena. После этого Кобе незамедлительно отправится к Митчу Капчаку и попросит обмена».

Аттракцион от ESPN:

В тот сезон 2-я страница ESPN задействовала для освещения вопроса все свое остроумие.

Во-первых, был произведен сравнительный анализ обоих лидеров.

Затем между ними были произведены импровизированные соревнования.

По бегу: Кобе взял верх даже у прыткого Шака.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

По актерскому мастерству: главный герой «Казаама» был обречен. На победу.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

По американскому футболу: Шак без вариантов.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

По сообразительности: знание итальянского помогло Кобе справится даже без диплома.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

По легкой атлетике: Шак для нее слишком тяжел.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

По боксу: Кобе вряд ли смог бегать от Шака на протяжении 12 раундов.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

По гольфу: умения Шака сопоставили с его успехами на линии штрафных.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

По тяжелой атлетике: это глупо даже сравнивать.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

В общем, результаты были изначально подстроены в пользу Брайанта.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Уровень баскетбольной упоротости: «Мы играли пять на пять – золотая команда против белой. У нас были Девэйн Джордж, Брайан Шоу, Марк Мэдсен и Слава Медведенко, а против стартовая пятерка – Фиш, Кобе, Шак.

Короче, шла игра до забитого мяча, и тут Брайант пошел в проход в лицевую. А я находился наверху трехсекундной. И вот я успел сместиться, выпрыгнуть и прижать его данк к щиту. Он пытался поставить сверху, а я его заблокировал об щит. Мы приземлились, Девэйн Джордж подхватил мяч, убежал и забил из-под кольца, а Брайан Шоу начал издеваться над Кобе: «А-ха-ха, он тебя заблокировал!» Брайант как будто сошел с ума. Сначала он хотел меня избить, а затем начал требовать, чтобы мы с ним сыграли один на один после тренировки.

«Мы будем играть один на один, ты и я». Я ему говорю: «Нет, я с тобой не играю». Он настолько взбесился, что после этого каждый день, как только мы оказывались на паркете, начиналась агрессивно против меня играть. Безумие. С остальными он тоже постоянно играл один на один. Каждый раз, когда в команду приходил кто-то новый, он заставлял их играть с ним после тренировки, чтобы показать: «Я тут главный, я тут главный». То же самое было с Гленом Райсом. Он просто ненавидит проигрывать так, что просто невероятно» (Тайрон Лю).

Уровень баскетбольного такта:

В серии с «Портлендом» Кобе схлестнулся со Скотти Пиппеном.

После первого матча Пиппен упрекнул Брайанта в том, что он симулировал. Кобе сказал, что Пиппен – его герой.

После второго матча Пиппен врезал Брайанту уже по-настоящему. Кобе сказал, что Пиппен все еще его герой.

После третьего матча Кобе Брайант выходил из раздевалки и увидел дающего интервью Пиппена (7 очков):

– Сегодня у тебя последний рабочий день.

Понты, которые вы забыли: победный мяч Кобе в матче с «Нетс»

Лучшие игры, которые вы точно не помните: Кобе отобрал у «Сперс» преимущество домашней площадки в 1-м матче, настреляв 45 очков (28 во второй половине).

Кобе перед этим закрыл вопрос с «Сакраменто» в 4-м матче – 48 очков, 16 подборов, 3 передачи

Кобе за стеклом, сезон-6: 2001/02

Регулярный чемпионат: 58-24

Плей-офф: обыграли «Нетс» в финале (4-0)

Остались: Шакил О’Нил, Кобе Брайант, Дерек Фишер, Рик Фокс, Роберт Орри, Девэйн Джордж, Марк Мэдсен, Брайан Шоу, Станислав Медведенко

Пришли: Самаки Уокер, Линдси Хантер, Митч Ричмонд, Джелани МакКой

Цитата: «Наш третий сезон напоминал роман «Обломов», историю о том, как молодому человеку не хватает силы воли, а потому он все время проводит в постели. Наша главная проблема заключалась в том, что нам было скучно» (Фил Джексон)

Серия, которая дискредитировала сезон: «Лейкерс» начали год с показателей 16-й и вдохновили журналистов на разговоры о рекорде «Буллс». Но затем команда погрузилась в летаргический сон и просуществовала в таком режиме до плей-офф, умудрившись шесть раз проиграть командам, идущим на последнем месте. О’Нил перестал мучить Брайанта и сосредоточился на карьере полицейского, а также на борьбу с лишним весом. Брайант достиг потолка в качестве помощника лидера – в том сезоне он впервые попал в первую символическую сборную лиги и снова вошел во вторую пятерку лучших защитников. Остальные жили в состоянии легкой анархии и слишком много философствовали по поводу «треугольного нападения», из-за чего это самое нападение страдало.

Единственный раз, когда «Лейкерс» стало интересно по ходу всего сезона – это серия с «Сакраменто», серия, после которой и те, кто прошли дальше, и те, кто отправились отдыхать, посчитали себя победителями. «Кингс» потому, что играли лучше, «Лейкерс» потому, что проявили характер и выстрадали победу.

Три точки зрения, определившие ту серию.

Первая – «Кингс» якобы специально засудили в шестом матче, чтобы продлить серию, а потом они не смогли оправиться после такой несправедливости. В качестве доказательств обычно фигурируют слова Дэвида Стерна «Лучший финал для лиги – это «Лейкерс» против «Лейкерс» и показания опального судьи Донахи. Вот здесь объясняется, почему все это домыслы.

Вторая – «Кингс» были слишком высокомерными и недооценили сердца чемпионов. Эту точку зрения продвигает Роберт Орри. И имеет право.

Третья – Крис Уэббер, известный «чокер», который так и не смог отойти от провала в финале NCAA, всячески пытался абстрагироваться от задачи лидера и отдавал мяч в решающие минуты.

Короче, главная проблема подобных серий в том, что их довольно сложно классифицировать в баскетбольном наследии. Вот что увидели болельщики «Сакраменто» сразу после 7-го матча.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Матч всех звезд, который вы не смотрели: Летом 2001-го во время финала с «Филадельфией» Брайант бросил трибунам знаменитое: «Мы вырежем ваши сердца». В родном городе обиделись и на Матче всех звезд следующего года вовсю освистывали незадачливого оратора. Тогда еще не понимали, что лучше этого мотивировать Кобе может лишь судебный иск или пинок под зад. Брайант разошелся и затмил и Айверсона, и Картера, и прочих звезд – 31 очко, 5 подборов, 5 передач, победа Запада и первый титул MVP.

Уровень баскетбольной упоротости: «Я до сих пор не могу осознать… Это одна из самых безумных и детских ситуаций, потому что она произошла, насколько я понимаю, из-за 100 баксов.

После тренировки обычно мы собирались всей командой и устраивали состязание по броскам с центра площадки. Каждый скидывался по 100 долларов, и кто первым забивал с центра, тот получал всю сумму. Кобе выиграл конкурс, и по правилам ты должен был отдать ему 100 долларов в течение 48 часов. Еще не прошло 48 часов, как Кобе подошел ко мне в автобусе и спросил, где его 100 баксов. Удивительно, но из всех он выбрал именно меня, что остается для меня загадкой до сих пор.

Мы ехали на тренировку, и я сказал ему: «Мужик, при мне сейчас нет 100 баксов». И когда я снова одел свои наушники, произошло самое поразительное – он ударил меня исподтишка. Прямо по лицу. Это было неожиданно» (Самаки Уокер)

Драка, которую вы не забудете: Кобе так сильно хотел быть похожим на Джордана, что даже решил схватиться с Реджи Миллером.

Игра между «Лейкерс» и «Индианой» в 2002-м: хозяева победили 96:84, но Брайант зачем-то бросил трехочковый за секунды до сирены. Бросил через Реджи Миллера.

Миллер, один из самых известных трэштокеров лиги, преследовал Кобе на протяжении всего матча. И, естественно, не смог оставить без ответа вопиющее нарушение баскетбольного кодекса. Такому мастеру нужно лишь пару секунд, чтобы спровоцировать размашистый хук с правой.

Лучшая игра, которую вы наверняка не помните: В 4-м матче в Сан-Антонио «Лейкерс» отыгрались с «-10» за последние шесть минут, когда Кобе выкинул невероятный подбор/путбэк и забил победный мяч (5.30 на видео)

Характеристика из колонки Билла Симмонса (Брайант на втором месте в списке самых ценных игроков лиги): «Самый талантливый разносторонний игрок в лиге. Я бы поставил его и на первое место, если бы не все эти бесконечные истории о «закаленном, лишенном иллюзий, пытающемся дискредитировать скептиков» Кобе. Есть шанс (небольшой, но есть), что он пойдет по тому же пути, что и Гриффи-младший (бейсболист, известный своими скандальными поступками). Другими словами, слишком много внимания и слишком много таланта слиииииииишком рано, до такой степени, что в конечном счете это повлияет на его поведение, на его отношения с партнерами, на его любовь к игре. Постоянные сравнения с Майклом Джорданом тоже не помогают. Нельзя ли сделать так, чтобы Шак приостановил карьеру на годик, чтобы мы посмотрели на Кобе в качестве главной звезды команды?»

Прекрасный момент из этой же колонки: «Если бы «Лейкерс» решились обменять его, то Шак бы обязательно отложил все свои планы завершить карьеру и посвятил следующее десятилетие одной цели – победам в чемпионате и жестокой мести «Лейкерс», чтобы они пожалели о своем решении. И «Лейкерс» об этом знают… И поэтому они никогда, никогда, никогда, никогда, никогда, никогда, ни за что не обменяют Шака, ни при каких обстоятельствах».

Момент, о котором вы забыли: Решающий бросок в 3-м матче финальной серии с «Нетс». Брайант вроде бы запутался в дабл-тиме, но смог развернуться и попал.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Кобе за стеклом, сезон-7: 2002/03

Регулярный чемпионат: 50-32

Плей-офф: второй раунд, проиграли «Сперс» (2-4)

Остались: Шакил О’Нил, Кобе Брайант, Дерек Фишер, Рик Фокс, Роберт Орри, Девэйн Джордж, Марк Мэдсен, Самаки Уокер, Брайан Шоу, Станислав Медведенко

Пришли: Карим Раш, Джаннеро Парго, Трэйси Мюррэй, Сумайла Самаки

Что не получилось: «Лейкерс» не пытались внести свежий импульс в команде и как-то продлить жизнь династии – ветераны сдавали, лидеры работали на износ, и уже в 2002-м было понятно, что долго в подобном режиме команда не протянет. Весь сезон был испорчен травмами – палец ноги у Шака, колено у Кобе, стопа Рика Фокса – и завершился госпитализацией Фила Джексона прямо во время серии со «Сперс».

Единственный факт, который скрасил сезон: Брайант выдал 9 матчей подряд, набирая 40 и больше очков, и 13 матчей подряд, набирая 35 и больше очков.

Рекорд, который побьет Карри: 12 трехочковых за матч – это все еще действительный рекорд.

Самая важная игра сезона: Это был прощальный сезон Майкла Джордана, Кобе отблагодарил его за все. 55 очков против «Уизардс».

Лучшая игра, которую вы наверняка не помните: В 5-м матче серии с «Лейкерс» «Сперс» почти проворонили преимущество в 25 очков, но потом Биг Шот Роб промахнулся – промазал совершенно открытый трехочковый, который бы обеспечил «Лейкерс» победу. Этот промах на отметке 10.10 этого видео – обратите внимание, как Кобе поднимает руку, думая, что мяч попадает в кольцо.

Сам Орри потом всегда говорил, что та команда «Лейкерс», несмотря на все травмы, была лучшей за всю историю три-пита, но фактор везения никто не отменял.

Характеристика из колонки Билла Симмонса (третье место в списке самых ценных игроков): «Блин, он совершенно точно не выглядит как новым Майкл Джордан, играя в компании с 200-килограммовым Шаком, артистом, ранее известным как Биг Шот Роб, Марком Мэдсеном и этим человеком Парго».

Что получилось: Митч Капчак при содействии Шакила О’Нила умудрился создать мечту из ничего: Джерри Басс по-прежнему строго относился к лишним тратам, но иллюзия непобедимой чемпионской команды была так неотразима, что на контракты по исключениям среднего уровня в «Лейкерс» пришли лучшие игроки 90-х в своем амплуа: Гэри Пэйтон и Карл Мэлоун.

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни

Кобе за стеклом, сезон-8: 2003/04

Регулярный чемпионат: 56-26

Плей-офф: финал, проиграли «Пистонс» (1-4)

Остались: Шакил О’Нил, Кобе Брайант, Дерек Фишер, Рик Фокс, Роберт Орри, Девэйн Джордж, Марк Мэдсен, Самаки Уокер, Брайан Шоу, Станислав Медведенко, Карим Раш, Джаннеро Парго

Пришли: Гэри Пэйтон, Карл Мэлоун, Хорас Грант, Брайон Расселл, Люк Уолтон, Брайан Кук, Джамал Сэмпсон

Логичный сюжет, который смог затмить даже наличие 4 будущих членов Зала славы в стартовой пятерке: Восьмой сезон Брайанта был еще более кинематографическим, чем все остальные: казалось, будто сериал начал сдавать, а потому сценаристы напряглись и, нисколько себя не сдерживая, переборщили с самыми разными коллизиями. Конфликт между лидерами, конфликт с тренером, два суперветерана, которым нужно обязательно побеждать, операции у Кобе и Шака… Но нужно было что-то еще круче, чтобы взорвать рейтинги: летом Брайант поехал в Колорадо делать операцию на колене и вернулся оттуда с обвинением в изнасиловании.

Материал Sports Illustrated, задающий тренд: «Если Кобе пока не стал новым Майклом Джорданом, то он точно никогда не был Алленом Айверсоном, и поэтому болельщики НБА так сильно любили его. Он общался с журналистами после матчей, тепло улыбался болельщикам, очень редко разговаривал с соперниками или судьями и предпочитал обычные прически косичкам… Мы знали этого счастливчика таким, каким он хотел, чтобы мы его знали. Но это больше не так…

Нелогичный сюжет, который смог затмить даже наличие 4 будущих членов Зала славы в стартовой пятерке: К 2003-му Шак и Кобе вроде бы решили все проблемы и стали чуть ли не друзьями, но история в Колорадо разрушила команду изнутри.

Спустя много лет Джексон признается, что обвинения повлияли на его отношения к Брайанту – его дочь пытался изнасиловать член университетской футбольной команды, и он подсознательно перенес свою злость на Кобе. Тренер по-прежнему видел Шака в качестве основы для будущей команды и понимал, что уже не может справляться со все более агрессивным (теперь уже к нему) Брайантом.

Кобе, летом сбросивший вес и ищущий себя после операции, окончательно дистанцировался от всех и воспринимал ситуацию как боевые действия. Он высмеивал методы Джексона, спорил с ним на тренировках, обманывал его и перестал чувствовать себя частью команды.

Взаимное раздражение Кобе и тренера достигло пика, когда Джексон объявил подопечного «неуправляемым» и предложил его обменять. Получив отказ от Джерри Баса, уже в середине сезона он решил, что не вернется в «Лейкерс» после окончания контракта.

Взаимное раздражение Кобе и Шака достигло пика, когда О’Нил едва не убил Брайанта на знаменитой встрече.

Первый скандал вокруг «пасов» Кобе: «Во время последней недели сезона Кобе, который никогда не стеснялся бросать, совершил лишь одну попытку за всю первую половину матча с «Сакраменто». «Кингс» вышли на 19 очков вперед и уверенно победили. Разные СМИ пришли к выводу, что Кобе намеренно «слил» игру, чтобы повлиять на переговоры о новом контракте с Бассом. Сам Брайант говорил, что делал то, что говорили ему тренеры – делиться мячом – но никто ему не верил. Один из игроков на условиях анонимности сказал: «Не знаю, как мы теперь сможем его простить».

Все это привело к ужасной сцене на тренировке. Кобе ворвался в зал и начал допрашивать каждого игрока, одного за другим, чтобы узнать, кому принадлежали эти слова. На это было больно смотреть» (Фил Джексон)

Что не получилось: «Лейкерс» просуществовали в очень странном состоянии весь год. Шак перенес операцию и не успел восстановиться к началу сезона. Брайант был вынужден постоянно перемещаться между зданием суда в Колорадо и игровой площадкой. Мэлоун получил травму после 20 матчей. Гэри Пэйтон не нашел себя в треугольном нападении. Рик Фокс был не похож сам на себя после операции на ноге. Но они начали сезон с 18-3, довольно легко прошли до финала и лишь там – да и то, потеряв Мэлоуна и Гранта – оскандалились.

Для самих «Лейкерс», понимающих глубину внутренней катастрофы, поражение от «Детройта» выглядело логичным и предсказуемым. Для широкой публики оно стало сенсационным и даже породило безумные конспирологические теории – тогда писали, что судьи делали все, чтобы не допустить чемпионства команды Кобе, а операторы работали таким образом, чтобы скрывать повторы спорных моментов.

Момент, заставивший забыть обо всем: 2 базера в одном матче – против Рубена Паттерсона

Забавный момент из колонки Симмонса: «Все идет к тому, что у Кобе будет собственная команда. Это неизбежно. Это должно произойти. Оба этих парня должны решить, кто из них главный, раз и навсегда. По-другому это не определить. После того как они возьмут последний титул, это произойдет. Давайте будем верить в то, что у Кобе есть яйца и он подпишет контракт с «Клипперс».

Межсезонье, обеспечившее Митчу Капчаку место на саммите кошмарных генменеджеров: «Лейкерс» взорвали династию, которая должны была оставить за собой первую декаду века. Басс отказался давать деньги на новый контракт Шака, и того обменяли в «Майами» на Ламара Одома, Кэрона Батлера и еще менее известных личностей. Фил Джексон вновь взял паузу и боролся с гневом, выплескивая все переживания на страницах опуса «Последний сезон». Ветераны либо завершили карьеру, либо отправились в другие места. Ушел даже Дерек Фишер, один из немногих людей, умеющих достучаться до Брайанта.

Единственная победа «Лейкерс» того лета – то, что Брайанта с помощью всех этих жертв удалось удержать. Кобе был близок к переходу в «Клипперс»: его агенты даже придумали комбинацию, с помощью которой он должен был «случайно» встретиться с Майком Данливи и обсудить будущее (что, естественно, запрещено правилами НБА). Но он остался, получив команду в свое безраздельное пользование.

Источник

Кобе за стеклом. Как Брайант становился частью нашей жизни
Adblock
detector