«В прошлом публиковал в соцсетях бездумно». Льюис Хэмилтон – о BLM, активизме в «Ф-1» и внутренней пустоте от подиумов

Для него есть вещи важнее побед и титулов.

«В прошлом публиковал в соцсетях бездумно». Льюис Хэмилтон – о BLM, активизме в «Ф-1» и внутренней пустоте от подиумов

Главный пилот «Ф-1» современности в этом сезоне больше запоминается фанатам не успехами на трассе, сколько внегоночной деятельностью. Льюис Хэмилтон активно поддержал американское движение Black Lives Matter и даже сумел вовлечь в него всю «Формулу-1»: продавил футболки с обращениями против расизма, сагитировал всех коллег на запись ролика с соответствующим обращением и организовал ему место в эфире перед заставкой чемпионата, а также продвигал (и продвигает) идею акции с преклонением колена.

Хэмилтон воюет за равенство, но затыкает чемпионов «Ф-1» и атакует коллег с требованием преклонить колено. Разжигает рознь еще сильнее

Пилоты «Ф-1» попытались впервые встать все вместе на колено перед гонкой. Но запутались и оконфузились

А недавно из-за футболки британца с политическим призывом против американских полицейских ФИА ввела специальное правило, запретившее майки с надписями на подиуме (и расстегнутые гоночные комбинезоны вообще). Но тогда Хэмилтон все равно заявил, что не перестанет призывать людей поддержать BLM.

Пока шестикратный чемпион держит свое слово. Он даже дал большое интервью порталу Road&Track, в котором выразил свое отношение к нынешней реальности и открыл пару секретов о своей деятельности.

«В прошлом публиковал в соцсетях бездумно». Льюис Хэмилтон – о BLM, активизме в «Ф-1» и внутренней пустоте от подиумов

– Льюис, спасибо, что уделил нам время.

– Мне самому приятно.

– Я мало заинтересован в происходящем сейчас в «Ф-1», и сильно – в том, что творится вне ее.

– Хорошо, я тоже.

– В большей степени в том, что ты делаешь сейчас. Мне интересно, когда ты впервые заинтересовался темой Black Lives Matter?

– Я большой фанат NFL и увидел, как Колин Каперник встал на колено. Все, что было после, по-моему, сплошь негатив и несчастье. Нужно такое мужество, чтобы встать против целого мира. Он меня очень вдохновил.

– Именно его поступок побудил тебя к действиям?

– Я приехал в США, на Гран-при «Формулы-1», и хотел поддержать Каперника. Но подумал, что на тот момент это могло обернуться против меня.

– Итак, ты решил тогда не вставать на колено. Что изменилось между Гран-при США 2017 года и нынешним моментом?

– Я понял, что мы живем во время, когда многие просто молчат. Существует много людей, которые просто не имеют голоса, мнения или которые просто боятся что-либо говорить. В современном мире очень велик отклик. Люди всегда пытаются себя защитить, и можно получить много негатива лишь за то, во что искренне веришь. С возрастом я понял: мне повезло обладать таким положением, как сейчас. Я никогда не думал, что достигну подобного.

– Был ли какой-то особенный момент, который привел к изменениям в твоей манере ведения соцсетей? В мае мы все смотрели видео, где ты с Джо Джонасом мило пьешь кофе в Париже, а затем 1 июня ты опубликовал поднятый кулак.

– Наблюдая за произошедшим с Джорджем (Флойдом), я знал, как это злит мир. Мне то же самое принесло много боли, которую я подавлял в детстве в Англии. Надо мной издевались в школе. Идешь по улице, а на тебя набегает целая банда детей. Тебя травят в классе, на треке. Все, что меня тревожило и что я пытался забыть, вновь вырвалось наружу. И я понял: хочу донести свои мысли до других.

– Ты переживал о том, как воспримут твои слова?

– Были моменты, когда я пытался что-то сказать, но в ответ летел гнев. Возможно, что-то сказано неправильно, либо людям просто не понравился сам факт высказывания. И я подумал: «Такого больше не произойдет». Я не могу иначе. Я не буду молчать.

– Итак, у тебя есть платформа, миллионы подписчиков по всему миру, миллионы зрителей «Формулы-1», но ты занимался этим и на более базовом уровне. Участвовал в уличных маршах.

– Мне пришлось заниматься самообразованием, потому что историю темнокожих никто не преподавал, в школах говорили только о белой истории Англии, понимаешь? Это был замечательный процесс. Увидеть движение BLM было так же удивительно, как и его участников.

Льюис Хэмилтон вышел на массовый протест против расизма. И основал комитет имени себя для продвижения темнокожих в автоспорт

– Ты говоришь не только о BLM. Загрязнение окружающей среды, изменение климата…

– Когда видишь, что происходит в мире – к примеру, пожары в Калифорнии… Думаю, некоторые могут увидеть это и просто двигаться дальше. Я – довольно чувствителен, и в такие моменты думаю: «О, Боже». Думаю о людях, животных, земле, об окружающей среде. Начинаю беспокоиться о произошедшем, о том, что можно сделать. Как могу помочь я? Как могут помочь другие?

– Очевидно, твои фанаты воспринимают этот посыл. Может ли что-то сделать спорт – в частности, гоночный?

«В прошлом публиковал в соцсетях бездумно». Льюис Хэмилтон – о BLM, активизме в «Ф-1» и внутренней пустоте от подиумов

– Многие виды спорта не хотят вмешиваться, и «Формула-1» была одним из них. Я много лет наблюдал за происходящим и видел, что многообразия нет. Мне всегда было интересно, почему среди тысяч людей здесь есть, пожалуй, максимум десятки с другим цветом кожи. Если говорить о гонщиках, то, конечно, я единственный. Вместо негативных действий я сел с моей личной командой и обдумал: «Что мы можем сделать, чтобы обнаружить, в чем заключаются барьеры?»

Так что мы создали комитет, и в это же время происходили другие события. Время – самое важное. Сейчас мы в том самом периоде, когда можем что-либо сказать, и, думаю, люди не должны боятся реакции со стороны окружающих. Я не боюсь потерять работу. Но я прошел большой путь.

– Возможность говорить без страха – это потрясающе. Как ты воспринимаешь этот момент в своей карьере и жизни, когда ты получил так много власти?

– У каждого из нас свое уникальное путешествие, понимание себя, осознание действительно важного. В этом году COVID-19 дал мне небывалое количество времени. В каждый предыдущий год из одного дела ты прыгаешь в другое. Темп жизни высок, мероприятие за мероприятием, постоянные поездки. Просто нет времени остановиться и подумать о происходящем в мире, о своем положении в нем или что ты хочешь изменить.

Я всегда рос вместе со своими подписчиками и все лучше понимал людей. Я смотрю комментарии под своими постами и вижу что-то наподобие: «Боже, мне очень нужно было это сообщение сегодня». Ты начинаешь понимать силу подобного поста. Если я смогу позитивно повлиять хоть на одного человека – это изумительно. К счастью, поскольку на меня подписано больше, чем одна персона, то числа выше.

Я неидеален. Не думаю, что такие люди вообще есть. Но я стараюсь учиться и позитивно влиять на других. Когда я начал выбираться из своей зоны комфорта и показывать уязвимую сторону, то заметил совсем другую реакцию со стороны людей. Думаю, тогда и начал понимать: «Ух ты, эти слова могут уйти далеко, так что будь осторожен с тем, что говоришь и показываешь».

«В прошлом публиковал в соцсетях бездумно». Льюис Хэмилтон – о BLM, активизме в «Ф-1» и внутренней пустоте от подиумов

– Как ты справляешься с пристальным вниманием как темнокожий человек и темнокожий атлет? Когда Леброн Джеймс говорит о политике, могущественные люди просят его сосредоточиться на баскетболе. А другие считают, что он говорит недостаточно.

– Хороший вопрос. Если честно, я еще учусь. Я выплескиваю много эмоцией в сообщениях. В прошлом я, наверное, публиковал что-то бездумно. Но сегодня я гораздо внимательнее к чувствительности людей. Так что я обычно пишу, что чувствую, и отсылаю одному или двум людям. Чаще всего все хорошо. Но иногда мне отвечают: «Знаешь, прямо сейчас происходит пожар, так что это неподходящее время». Так что думаю, правильный момент – самое главное. Вот почему я пытаюсь всегда выбрать нужное время.

– Но даже если момент верный, сообщение проходит определенную проверку.

– Вся моя жизнь – тщательная проверка. В общем, ничего нового. Я получил отклик. Могущественные люди в моей сфере сказали: «Что ж, все жизни имеют значение». Конечно, это так. Но сегодня мы оспариваем тот факт, что все жизни должны быть равны, а в истории такого не было. Нужно решить эту проблему в будущем.

– Ты подходишь для этого?

– Мне повезло, что у меня есть белые родственники, есть темнокожие. Я чувствую, будто взял лучшее от обоих миров. Я работаю со многими белыми людьми и часто ощущаю их сомнения, нервозность. Многие из них что-то хотят сказать, но, чтобы избежать, возможно, неправильных слов, они просто молчат.

Итак, думаю, сейчас настало время, когда мы должны обучать и усиливать друг друга. Так мы поступили в нашей команде. Я сел с моим боссом и сказал: «Эй, почему я один из немногих людей с другим цветом кожи в команде?» Он ответил: «О, я даже не думал об этом». И я сказал: «Ох. Что ж, я думал, так как я один из них».

Чем дольше я с ним говорил – тем лучше он меня понимал. И когда я говорил с ним в начале сезона, то вспомнил и выложил все, что со мной было, особенно то, чем не делился с ним раньше. Думаю, в этом ключ. Я такой: «Посмотрите на историю «Мерседеса» и на то, что происходит сейчас. У нас есть шанс так сильно повлиять в положительную сторону». И убедил их убрать серебряный цвет и покрасить машину в черный, выступив против дискриминации.

Сейчас происходит много позитивных вещей. Даже несмотря на ощущения как от самого безумного периода моей жизни. И ты прав, есть много проблем, о которых люди что-то вроде: «Почему ты не говоришь об этом? Почему не говоришь о том?» Просто ты не можешь говорить обо всем. Есть вещи, на которые тебе приходится тратить силы.

«В прошлом публиковал в соцсетях бездумно». Льюис Хэмилтон – о BLM, активизме в «Ф-1» и внутренней пустоте от подиумов

– Помимо разговоров, в спорте много символизма, много образов. Что еще может сделать спорт в борьбе за равенство?

– Мне кажется, мы можем еще много,сделать. Первый шаг – осознание платформы и влияния, которыми мы обладаем. Посмотрите на футбол. Это большая индустрия с миллионами фанатов. Я сам фанат футбола и видел ужасные проявления неравенства, которые происходили в этом спорте.

Я думаю, во многих видах спорта владельцы команд не решались вступать в политическую деятельность из-за страха за доходы. Но действительно приятно видеть, как все больше людей вовлекается в борьбу за расовое равенство. Классно, что «Формула-1» тоже вступила в это дело.

– Как сохранить этот импульс, когда владельцы, спонсоры и регулятор решат: лучше двигаться дальше?

– Очень хорошо и правильно вставать на колено, используя такие важные моменты для напоминания всем о нашем послании. Поскольку когда что-то происходит, память об этом затем умирает тихой смертью. Все возвращается к исходному положению.

Но эта несправедливость продолжается сотни лет, поэтому мы должны держать ее в памяти людей. Я думаю, что для этого нужно серьезно заняться образованием.

Я думаю, спорт вроде моего можно изменить изнутри. И мы уже видим на примере начала гонки: перед ней крутят небольшое видео, где говорится о нашей борьбе против расовой несправедливости. Это уже шаг.

Это также воодушевляет людей. Вы видели мои сообщения в соцсетях, они открывают другим глазам, побуждают их к действиям.

В моем бизнесе тысячи других партнеров. У каждой команды есть бог знает сколько спонсоров. А еще есть поставщики тормозов, карбоновых материалов, и кучи всего другого. Есть так много областей, куда мы должны нести свою позицию.

– Как тогда можно охватить весь ваш спорт?

– У меня нет ответов на все, но я учусь на ходу. Мы не можем просто убрать ногу с газа. Нельзя останавливаться. Потому что в конце концов в Штатах каждый год забирают несколько жизней. Америка – это реально… Я рос на всех тех фильмах, и Америка – это просто мечта. Я чувствую особую связь с американским обществом и культурой.

Происходящее там, думаю, важнее остального мира. Когда выходят фильмы, люди их смотрят. Когда выходит новая музыка, люди по всей планете ее слушают. И когда происходит что-то плохое, думаю, оно может отразиться и на других странах. Так что мы должны работать, чтобы задать правильный тон. Поставить правильных людей у власти. Потому что это частая проблема по всему миру. Следующая пара месяцев будет очень интересной.

– Это правда. Итак, ты идешь за славой величайшего, и сейчас находишься на пути к седьмому титулу. В то же время твой голос стал играть большую роль. Что ты думаешь по поводу твоего наследия как гонщика и как человека, который призывает к социальным изменениям? Является ли одна из составляющих более значимой?

– Думаю, да. Гонки – моя жизнь. Я мечтал о них с детства. Когда я рос, хотел стать Суперменом или чемпионом «Формулы-1». В гонках нужно действовать очень эгоистично в том смысле, что необходимо сосредоточиться на одной цели, чтобы преуспеть. Когда я стал старше, то добился большого успеха. Но когда стоишь на подиуме или уезжаешь после гоночного уик-энда, думаешь: «И что это на самом деле значит?»

– Да уж, неожиданно это слышать.

– Здорово, когда успешные люди празднуют победы и упорную работу. Но лично я всегда чувствовал пустоту – словно это больше значит для зрителей, чем для меня. Я хотел понять, что могу сделать со всем этим успехом. Я в центре внимания – как я могу дать людям позитив, поддержать их? Как вдохновить людей на правильные поступки, на улучшения, на вызов самим себе и отказ сдаваться?

«В прошлом публиковал в соцсетях бездумно». Льюис Хэмилтон – о BLM, активизме в «Ф-1» и внутренней пустоте от подиумов

Люди часто меня спрашивают: «Что заставляет тебя оправляться от неудач? Где ты находишь такое упорство?» Я черпаю вдохновение, смотря на невероятное мужество многих других людей.

И я всегда помню, откуда моя семья и что она сделала для меня. Я никогда не воспринимал происходящее как должное. Но в этом году я чувствую, что сражаюсь за нечто гораздо большее вместе со многими другими людьми из Black Lives Matter. Я атакую в квалификации, чтобы стоять впереди всех в субботу и получить право на демонстрацию футболки Black Lives Matter, продолжить просвещать людей и бороться за перемены.

У моей сестры два прекрасных ребенка. Сейчас я дядя. Вижу этих ребят и думаю про себя: «Посмотри на состояние мира». Наша ответственность состоит в том, что изменить его к лучшему для наших же детей. Детей будущего. Я чувствую большую ответственность за него. Это намного важнее, чем любые чемпионаты и победы.

Брат Льюиса Хэмилтона – гонщик с ДЦП. Врачи считали, что он не сможет даже ходить, а он прорвался в автоспорт без денег семьи

Кажется, «Мерседес» и правда на грани продажи команды «Ф-1». Лучший маркер – отсутствие нового контракта с Хэмилтоном

Хэмилтон сравняется с Шумахером по титулам, но не по степени величия. У Льюиса нет наследия, а Михаэль изменил «Ф-1» навсегда

Источник

«В прошлом публиковал в соцсетях бездумно». Льюис Хэмилтон – о BLM, активизме в «Ф-1» и внутренней пустоте от подиумов
Adblock
detector