Наш лучший юниор в биатлоне потерялся на Кубке мира – 3 гонки за 4 года, уже не попадает в топ-90. Почему все так?

Мужской спринт в Оберхофе – плюс-минус стандартный для сборной России по биатлону в этом сезоне: натужно, неярко, скромно – мест выше 10-го в личных гонках у парней по-прежнему нет.

Один из тяжелых итогов – результат Игоря Малиновского: из 99 финишировавших он 8-й с конца, при двух промахах. Да и чистая стрельба не пустила бы его даже в топ-80.

«Ошарашен – не то слово, в голове другие слова крутились. Самочувствие абсолютно никакое – скорее всего, связано с последними тренировками.

Наш лучший юниор в биатлоне потерялся на Кубке мира – 3 гонки за 4 года, уже не попадает в топ-90. Почему все так?

Мне надо все обсудить с личным тренером, тогда я смогу сказать, что, куда и зачем. Я люблю горный рельеф, рельеф здесь мой. Но мышцы максимально закислены – это связано с тем, какую работу я делал последнее время», – резюмировал растерянный Малиновский.

Казалось бы, ничего особенного – по сезону у мужской команды уже несколько финишей в восьмом-девятом десятках от разных людей, да и в Игоре сейчас точно не видели джокера; попадание в топ-60 стало бы приемлемым результатом, в топ-40 – успехом. Важнее контекст: Малиновский – наш самый титулованный юниор в истории, у которого при этом совершенно не получается в основе.

В русском биатлоне вырос суперталант. И он профессионально пилотирует вертолеты

• 5 золотых медалей среди юношей и юниоров (в том числе три личных) – столько не завоевывали ни Шипулин, ни Логинов.

• Дебют Игоря на Кубке мира состоялся еще в марте-2017, он приехал на этап в Холменколлен тинэйджером – это и большая редкость для России, и признание статуса. На Малиновского реально рассчитывали – пусть не к Олимпиаде-2018, но уже в этом цикле.

• В профиле Игоря – всего три гонки на Кубке мира: 86-е место в дебюте, 61-е ровно год спустя, 92-е вчера. Два сезона он совсем не появлялся в основе. В марте Малиновскому исполнится 24 – и он не то что не усилил команду, но и до сих пор в принципе не потянул этот уровень.

• Ровесники Игоря – Стурла Лагрейд и Йоханнес Дале – были в полном порядке и вчера, и вообще по сезону: второй и третий в общем зачете. Сказать, что Малиновский разрывал норвежцев в юниорах – пожалуй, преувеличить. Когда-то побеждал, когда-то смотрелся хуже, но еще три-четыре года назад они выглядели гонщиками примерно одного уровня. Теперь это спортсмены из разных лиг.

***

Да, возможно, конкретно сейчас дело в той (неправильной) работе, которую Игорь проделал перед гонкой, или в критериях отбора. Но это частности – глобально наш суперталант не развивается.

Что с Игорем делают не так? Кажется, все запутались.

Наш лучший юниор в биатлоне потерялся на Кубке мира – 3 гонки за 4 года, уже не попадает в топ-90. Почему все так?

Экс-главный тренер сборной России Анатолий Хованцев рассказывал в интервью Sports.ru:

«У него очень высокая мотивация тренироваться, порой зашкаливающая. Настолько, что он уже превратил зарядку в тренировку. Он просто выхолащивает себя в подготовительном периоде. С ним разговаривал я, разговаривал Белозеров (экс-старший тренер, сейчас старший в резерве – Sports.ru), но у Игоря свое мнение.

Год назад в наш адрес звучали обвинения, что предложенный объем слишком мал – и поэтому Игорь не бежит. В это межсезонье часто приезжал его личный тренер, они делали свою работу, увеличили объемы – с чем я был не согласен, но не мешал. Мы сошлись на том, что пусть Игорь пробует и ищет – по крайней мере, мы уйдем от темы, что наша система ему не подходит. В итоге Малиновский сделал громадную работу, но она не дала никакого эффекта».

«В биатлоне целое поколение воспитано на допинге. Вернуться к нормальной методике – непросто». Большое интервью Анатолия Хованцева

А вот ответ Хованцеву от самого Малиновского (интервью «Спорт-Экспрессу»):

«Зарядка у меня всегда оставалась зарядкой, но вообще — да, останавливали постоянно. Зачем — не знаю, может, если б тренировался как хотел, результат был бы другой. Когда много тренировался, я бежал хорошо.

Да и дело даже не только в объеме, мне просто сама система не подошла. Где-то нужно было сделать больше повторений, где-то вообще одну работу заменить на другую. У нас индивидуальный вид спорта, и подход должен быть таким же. А в России не так».

***

Увы, у Малиновского не складывалось ни до Хованцева, ни при нем, ни после (пока). И вообще, пример Игоря – типичный для нашего биатлона: молодой талант тяжело и долго адаптируется к взрослому уровню, если вообще адаптируется. А в это время его иностранные сверстники, бежавшие по юниорам так же или слабее, уже хороши на Кубке мира.

Наш лучший юниор в биатлоне потерялся на Кубке мира – 3 гонки за 4 года, уже не попадает в топ-90. Почему все так?

Почему все так? Мы спросили у главного тренера сборной России Валерия Польховского:

– У нас традиционно в юниорском возрасте команда выступает успешно, потом ребята каким-то образом теряются. Да, есть проблема – вероятно, форсирование подготовки в детском-юношеском возрасте. К сожалению, это происходит очень часто: в юниорах мы сильны, а дальше не можем довести талантливого спортсмена до высокого уровня.

– Это слабость нашей системы, которую пока не получается устранить?

– Есть практика советской системы, есть – уже российской. Почему они не очень хорошо работают теперь – честно, понять сложно. Я сам работал с юношами и юниорами, мне ясен принцип: не нужно бежать вперед паровоза. Ну не будет у нас сегодня чемпиона мира по юниорам – ну и ладно. Наша талантливая молодежь нужна нам на других стартах.

В прошлом году под эту тему – работа с юниорами и переход на взрослый уровень – мы создали научно-методический совет. К весне мы подготовим информацию, чтобы был намечен путь, как у других стран. У Норвегии, например, опубликовано, сколько часов можно сделать спортсмену того или иного возраста – четкие границы для всех.

Но мы что-то делаем не так, системы нет: один юниор может делать огромную работу, другой малую – все идет от личных тренеров, от тех, кто воспитывал. Если во взрослом возрасте есть результат – значит, они были правы. Но часто мы видим, что нет.

Малиновский – талантливый парень, но это его шатание… Он неплохо выступал на Кубке России в начале декабря, приболел и потом пошло – мы видели гонку, которая показала его место в Кубке мира на данный момент.

Игорь не готовился со сборной. Мы встречались на Семинском перевале, но детально я не имею информации, как они готовились с личным тренером. Надо разбираться – я бы не хотел сейчас рубить с плеча абстрактно, не разобравшись.

Наш лучший юниор в биатлоне потерялся на Кубке мира – 3 гонки за 4 года, уже не попадает в топ-90. Почему все так?

Если резюмировать: выход из юниоров на взрослый уровень – наше слабое место. Надо вырабатывать рекомендации. Но выработать – это одно, потом еще личный тренер должен вникнуть, донести.

– Откуда взять рекомендации, если мы хотим, чтобы у нас было как у норвежцев? Подсмотреть у самих норвежцев?

– Конечно. У нас есть информация по ним, по немецкой системе подготовки. Плюс наши исторически сложившиеся моменты. Надо собирать из этого цельную программу.

***

Мы предложили Игорю Малиновскому пообщаться после гонки, но он не ответил на наш запрос.

Еще чемпионы по юниорам за последние 6 лет, у которых (пока) не получается на Кубке мира

Василий Томшин – 24 года, 3 золота (1 личное)

Карим Халили – 22 года, 3 золота (и 3 личные медали)

Александр Дедюхин – 26 лет, 2 золота (1 личное)

Александр Поварницын – 26 лет, 2 золота (1 личное)

Эдуард Латыпов – 26 лет, 2 золота (1 личное)

Источник

Наш лучший юниор в биатлоне потерялся на Кубке мира – 3 гонки за 4 года, уже не попадает в топ-90. Почему все так?
Adblock
detector