Главная / Шоу бизнес / Александр Велединский вспомнил любимую песню отца и отправился в Кейптаун

Александр Велединский вспомнил любимую песню отца и отправился в Кейптаун

У каждого свои 90-е. «Хрусталь» — мягкий женский вариант

Премьера еще незаконченного фильма «В Кейптаунском порту» Александра Велединского прошла на фестивале российского кино «Окно в Европу» в Выборге. Еще предстоят техническая доработка, цветокоррекция и прочее, но важно было поучаствовать, проверить точность высказывания на зрителе.

Александр Велединский вспомнил любимую песню отца и отправился в Кейптаун

Велединский — один из самых талантливых наших режиссеров, автор картин «Русское» по мотивам прозы Эдуарда Лимонова, «Живой», «Географ глобус пропил», соавтор сценариев «Дальнобойщиков» и «Бригады». Молодые журналисты иногда воспринимают его фильмы как «папино кино». Но в старики Велединского записывать рано. Другое дело, что меняется киноязык, а актерская игра все больше тяготеет к документальности, а Велединский этого категорически не принимает. У него — свой путь.

В дни премьеры он в Высоцке, под Выборгом, снимал новый фильм «Обитель» по книге Захара Прилепина, к которой подступался еще до своего хита «Географ глобус пропил». В ближайшее время группа отправится в Кирилловский монастырь под Вологдой, Петербург и Ярославль. Главную роль в «Обители» исполнит Евгений Ткачук.

Александр Велединский вспомнил любимую песню отца и отправился в Кейптаун

Фильм «В Кейптаунском порту» снят Велединским по собственному сценарию двадцатилетней давности. Никого в свое время он не заинтересовал. В нем немало переживаний и воспоминаний, связанных с отцом, который любил напевать песенку «В Кейптаунском порту с пробоиной в борту» (теперь это делают герои фильма) и пережил нечто похожее на то, что выпало на долю главных персонажей. Завязка отсылает к событиям Второй мировой войны. Летом 1945-го на Дальнем Востоке встречаются Моряк, Пахан и Салажонок. Каждый считал, что остался в живых только он, а остальные убиты при стычке. Спустя полвека судьбы этих людей причудливым образом переплетутся. Картина перенасыщена многими линиями, событиями и героями. Ей тесно в пределах 110 минут. Зритель теряет от временных и географических скачков нить повествования, но беспредел 90-х показан точно. «Воскресшие», спасибо, что живые, обосновались в Санкт-Петербурге и Крыму. Пахана (его играет один из самых любимых актеров Велединского Александр Робак) судьба занесет в Кейптаун. Там он наплодит кучу детей от двух женщин — белых и цветных, и будут эти братья куролесить в духе братьев Коэн. Известный драматург и писатель Верещагин в исполнении Владимира Стеклова (он прочитал сценарий лет десять назад и ждал своего часа) наверняка прожил жизнь с грузом совершенного убийства, которого на самом деле не было. Расправиться с ним под видом ограбления отправят уже в 90-е математика-очкарика в облике Евгения Ткачука (на фестивале он представлен и как актер озвучания в мультфильме «Митина любовь» Светланы Филипповой — не по Бунину, а по рассказу Бориса Шергина с использованием образов русского авангарда — Михаила Ларионова, Натальи Гончаровой, а также мастеров наивного искусства). У Велединского снимались и другие прекрасные актеры — Сергей Сосновский, Юрий Кузнецов. Все вместе они производят в кадре ощущение старомодности и избыточности, что допустимо в рамках трагикомедии с ироническим прицелом, но мало отвечает современным трендам мирового кино.

Александр Велединский вспомнил любимую песню отца и отправился в Кейптаун

Как рассказал нам Александр Велединский, снимал он об ангелах, которые есть у каждого, они хранят нас. Главным героем для него стал персонаж Виталия Кищенко, тот, который в самом начале был мальчиком. Не каждому дано подобное послание прочитать. Работа продолжалась три года, съемки проходили в самой настоящей Африке, в Кейптауне. Пожалуй, это самая удавшаяся и безумная часть фильма, лихо придуманная и воплощенная.

В программе «Копродукция. Окно в мир» показали «Хрусталь» Дарьи Жук, в числе производителей которого значатся Беларусь, США, Германия и Россия. В июле картина участвовала в восточноевропейской секции Карловарского кинофестиваля (там ее назвали «Хрустальный лебедь» для понимания европейской публики), но прошла незаметно. Хотя сам факт появления в международном киносмотре класса «А» белорусской картины — достижение. Этой страны на фестивальной карте мира нет. В Выборге «Хрусталь» приняли с восторгом. А в Карловых Варах было ощущение, что дебютантка Дарья Жук — молоденькая барышня, знающая о 90-х понаслышке. Балабановым, пусть даже в мягком женском варианте, она не стала. Дарья Жук родилась в Минске во времена СССР, училась в Гарвардском и Колумбийском университетах, около 20 лет живет в США, снимала короткометражки. «Хрусталь» — картина отчасти автобиографическая, навеянная воспоминаниями о собственной юности, опытом друзей. Это как письмо себе другой эпохи. Сценарий написан талантливым сценаристом и режиссером Хельгой Ландауэр, родившейся в Москве, окончившей ВГИК, давно живущей в США. Она снимала фильмы об Ахматовой и Шостаковиче. Группа была интернациональной. Оператор — из Латинской Америки, актеры — белорусские и российские.

Александр Велединский вспомнил любимую песню отца и отправился в Кейптаун

События происходят все в те же 90-е, но в Белоруссии. Веля, роль которой сыграла ученица Дмитрия Брусникина Алина Насибуллина, работает диджеем. Жизнь вокруг безрадостная, работы нет. Но реалии тех лет не производят тягостного ощущения. Все как будто игра в другое время. Веля — существо неземное, одета ярко, не так, как окружающие в массе своей. Она мечтает уехать в США. Американское посольство требует документы, подтверждающие намерение остаться на родине. Приходится искать поддельную справку с работы. По стечению обстоятельств в ней сделают ошибку, так что придется податься в белорусскую глубинку, в чужую семью. Туда могут в любой момент позвонить сотрудники посольства. Вот и сидит Веля на телефоне, пока идут приготовления к свадьбе — женится хозяйский сын. Столичная девушка узнает, что есть жизнь простого и неприятного народа. Что-то есть в этом наивное, но у каждого свои 90-е и «счастье мое».

Александр Велединский вспомнил любимую песню отца и отправился в Кейптаун

Героем дня стал классик анимационного кино Андрей Хржановский. В Выборге отметили 50-летие его анимационного шедевра «Стеклянная гармоника», показали фрагменты незаконченного мультфильма «Нос, или Заговор «не таких». Этому замыслу — сорок лет. «Нос» подобен «Шинели» Норштейна — длиною в жизнь. Это экранизация оперы Дмитрия Шостаковича по повести Гоголя «Нос», на которую Хржановский в 1969 году получил разрешение от композитора, и погружение в атмосферу эпохи. В советское время оперу несколько раз исполняли, но потом запретили вместе с другими сочинениями Шостаковича, окрестив «сумбуром вместо музыки». Сценарий фильма написан Юрием Арабовым, а героями стали Шостакович, Гоголь, Мейерхольд. В Выборг приехала вдова композитора Ирина Шостакович, заведующая архивом мужа. Она давно мечтала побывать в этих местах. Все сошлось.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник

Прокрутить до верха