Главная / Общество / Супругам Дель грозит до 7 лет за истязание приемных детей

Супругам Дель грозит до 7 лет за истязание приемных детей

Начался суд по громкому делу

Во вторник Зеленоградский суд начал рассмотрение по существу дела супругов Дель, обвиняемых в истязании 8 приемных детей и неисполнении обязанностей по их воспитанию. Заседание проходит в закрытом режиме, в случае обвинительного приговора приемным родителям может грозить до 7 лет лишения свободы. Как сейчас оценивают перспективу уголовного дела люди, близко знающие ситуацию, выяснил корреспондент «МК».

Супругам Дель грозит до 7 лет за истязание приемных детей

Напомним, в январе 2017 года представители полиции и органов опеки изъяли у опекунов Дель, проживающих в Зеленограде, 10 из 13 несовершеннолетних детей. Скандал разразился после сигнала воспитателя детского сада, которая обнаружила синяки на теле у одного из ребят. Вскоре Департамент труда и социальной защиты Москвы расторг с семьей договор об опеке над 8 детьми, которые оказались в приюте, а затем попали к другим родителям.

Супруги Дель с самого начала категорически отвергали все предъявленные им обвинения. В том числе они подали в суд иски, в которых пытались оспорить изъятие приемных детей и расторжение договоров опеки. История имела большой резонанс, в поддержку Дель выступили многие приемные родители. Однако через некоторое время супруги отозвали свои иски без объяснения причин.    

В конце концов Михаил Дель был признан судом виновным в нанесении побоев приемному ребенку. В связи с декриминализацией домашних побоев его судили по административной статье и назначили наказание в виде 90 часов обязательных работ.

Однако весной 2017 года против супругов было возбуждено новое уголовное дело — о неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, а этим летом к обвинению добавили еще статью 117 «Истязание». В результате бывшим приемным родителям может грозить до 7 лет лишения свободы.    

По версии следствия, Михаил и Светлана били приемных детей ремнем за малейшую провинность. Кроме того, супруги «не принимали какого-либо участия в жизни детей, пренебрежительно, грубо и оскорбительно относились к ним, не заботились об их здоровье, психическом, физическом и нравственном развитии, не обеспечивали всем необходимым». В качестве доказательств в деле представлены выводы медицинских и судебно-психиатрических экспертиз, а также показания самих несовершеннолетних.    

Знакомая одной из новых приемных матерей, взявшей в свою семью детей, изъятых у Дель, на условиях анонимности передала нам ее впечатления:     

«Она жаловалась, что получила ребенка, которого не учили и, похоже, вообще не лечили. Говорила, что ребенок вообще ничего не знает из того, что положено знать детям этого возраста. А сам малыш рассказывал, что в основном их кормили пустыми макаронами и перловкой».

Татьяна Байдак, активист сообщества приемных родителей, хорошо знакомая с ситуацией вокруг семьи Дель, прокомментировала нам подоплеку уголовного дела:

«Я знакома со Светланой Дель и могу совершенно точно сказать одно — она не садист и ее мотивацией с приемными детьми были не деньги, как это многие пытаются представить. В любом случае, на мой взгляд, органы опеки в данной истории повели себя совершенно возмутительным образом и нанесли огромную травму изъятым детям. Реальной угрозы жизни и здоровью детей в приемной семье не было, об этом нам сообщили сами представители Департамента соцзащиты Москвы. Но ребят без веских оснований забрали.

Допускаю, что текущее уголовное дело против супругов Дель инициировано ради того, чтобы чиновникам как-то оправдать свои изначально ошибочные действия. В любом случае одно из последствий истории Дель в том, что после нее значительно тяжелее стало жить многим приемным родителям. Опекунов стали воспринимать как садистов, берущих детей из детдомов для наживы и издевательств. Общество теперь представляет приемных родителей миллионерами, купающимися в золоте за счет сирот. Многие мои знакомые жаловались, что после этой истории к ним стали хуже относиться соседи, знакомые, учителя, даже родственники. Те или иные проблемы есть в каждой приемной семье, дети в приемную семью приходят после как минимум двух травм — потери кровной семьи и опыта жизни в детдоме.

В реальности сейчас нет никаких инструментов для помощи приемным семьям. Государство хочет ужесточить контроль в то время, когда нужно развивать институт сопровождения приемных семей. Возможно, супруги Дель где-то не рассчитали свои силы, возможно, органы опеки, в свою очередь, плохо выполняли свои обязанности. В результате мы имеем данную ситуацию, в которой пострадали дети, которая может стоить свободы их приемным родителям и которая уже успешно сформировала негативное общественное отношение к замещающим родителям. Все это в ближайшем будущем приведет к увеличению детей в детских домах».

Источник

Прокрутить до верха